Ты в моем отражении

ТЫ В МОЕМ ОТРАЖЕНИИ. КНИГА 1

Автор: Kaworu Terayama

Глава 1. БЕЗМОЛВНЫЙ РАЗГОВОР

Два района. Две группировки, враждующие с тех пор, как они образовались еще сто лет назад. Никто уже не помнит, какая из них была сформирована раньше. Два главаря, соперничающие друг с другом, перенимающие это хобби от предыдущих наставников. Два помощника главарей, каждый, отстаивающий первенство своего господина, но втайне сгорающие страстью друг к другу. Ну не шутка ли? Поистине, насмешка судьбы.

Любовникам приходилось встречаться каждый раз, когда их боссам наскучивали женщины, разборки и бойни. Только деньги и власть никогда не давали шефам скучать. И к радости подчинённых, именно эти две страсти главари никак не могли поделить между собой. Все понимали, что у начальства такое развлечение — мериться членами на глазах своих головорезов. Вечные соперники не уступали ни в чем, по очереди передавая друг другу лидирующее положение.

Однако, Монтекки и Капулетти не должны были знать о связи своих подопечных. Если их тайные свидания кто-нибудь обнародует, любовничкам несдобровать. Им тут же, без выяснений отношений, устроят любовное двойное самоубийство и сбросят в море. Они оба это понимали и, сговорившись, удовлетворяли свои похотливые желания по возможности, от случая к случаю. Иногда, случалась и такая радость, помощников отправляли на встречу друг с другом, чтобы лично передать информацию, о которой знать должны были только четверо. Эти дни были редкими, оттого всегда ощущались, как праздники, и двое молодых мужчин отрывались по полной в ночном клубе под предлогом деловых встреч.

В этот раз накал страстей достиг уровня максимум. Возможно, виной всему полиция, наступающая на пятки что одной банде, что другой. Или шефам попросту необходимо было выпустить пар, накопившийся за долгое время. Но что бы ни было причиной, штормило всех.

— Я тебе сказал, не лезь в район Юнгу[1]! Там мои люди, мои игровые автоматы, — негодовал импульсивный Нам Гун Хён, глава западной группировки.

— Видимо ты забыл, что ведешь бизнес на моей земле? И все, что там происходит, в первую очередь касается меня. В этом районе ты гость, — спокойным голосом подначивал его господин Пак, глава восточной группировки. Для него это было сродни развлечению, так как он хорошо знал темперамент своего давнишнего «друга».

Конкуренты обедали за одним столом, а рядом стояли их доверенные лица, помощники, по совместительству их телохранители, которым они доверяли свою жизнь безоговорочно.

— Это была наша разборка! А ты влез со своими шестерками и собрал сливки, предназначавшиеся мне, — пронзая воздух палочками для еды, Нам Гун Хён указывал на своего собеседника. — Теперь все думают, что ты меня крышуешь.

— Вы посмотрите, чья гордость задета, — иронизировал Пак Дон Хван. Он был крупным, но не толстым. Если такой приложит, мало не покажется. — Я оказал тебе услугу, а ты еще смеешь наезжать на меня?

— Засунь свою услугу знаешь куда!?

— Господин, мне стоит заказать что-нибудь ещё? — тут же вмешался Чон, помощник вспыльчивого Гун Хёна. Чон понимал, под алкоголем на эмоциях его босс может ляпнуть лишнего и разразится война, не нужная никому.

Чон Тэ Су. Высокий, коротко стриженый мужчина, на вид лет тридцати пяти. Скорее всего, он был моложе, но взгляд побитого пса, спокойный и грустный, выдавал в нём большой жизненный опыт с печальной историей. Его вечно прямая спина и плавные, медленные телодвижения говорили сами за себя. Чон Тэ Су был не просто головорезом, махающим битой, он был спортсменом. Первое, что приходило на ум, когда его видели в деле — он знаток боевых искусств. За этот талант Чон и приглянулся своему боссу, когда тот, в очередной потасовке, оказался случайным свидетелем и застал зрелищный бой Тэ Су со своими шавками. Гун Хён, не раздумывая, предложил парню работать на синдикат и тот, почему-то сразу, без лишних разговоров согласился. И вот уже несколько лет, как он несет службу своему господину и за это время, изучив повадки шефа, знал, как необходимо иногда останавливать его пылкие, провокационные речи.

— Ты не внушаешь страха даже своим людям, — продолжал провоцировать Дон Хван. — Все знают, что Тэ Су — твоя нянька.

— Закрой свой поганый рот, — шипел в ответ мужчина. — Не хочу слушать нотации от такого, как ты. Я своих людей, в отличие от тебя, не зашугиваю и не покупаю, чтобы они мне служили. Меня уважают, а у тебя трусливые проститутки, — господин Нам махнул головой на стоящего рядом помощника Дон Хвана.

На лице Кима даже мускул не дрогнул, когда он услышал в свой адрес подобную лесть. Он как стоял послушно, так и остался, только сверкнул взглядом в сторону конкурента босса.

Ким Тэ Сон не выглядел заинтересованным никогда и ни в чем. Такое ощущение, что ему на все было ровно. Он послушно выполнял поручения своего шефа и не брал на себя больше или меньше, чем требовалось. В общем, инициативой он не страдал. Внешность его была устрашающей. Чего только стоил взгляд, которого боялись все. Однако не так страшен черт, как его малюют, думали враги, когда сталкивались с ним во второй раз. Но мало кто знал, потому что их уже не было в живых, что если столкнуться с этим парнем в третий раз, эта буря снесет все подчистую, пока не успокоится. Терпения у парня было много, но не долго.

Ким Тэ Сон был мастером по айкидо. Поговаривают, что Дон Хван нашел его сразу же после того, как у его соперника Гун Хёна появился Чон Тэ Су. Помощники двух конкурирующих главарей банд были не только спортивны и похожи в своем мастерстве, но также их имена были созвучны. Втайне все над этим подшучивали: что люди Дон Хвана, что подчиненные Нам Гун Хёна. Однако, при всей своей схожести, они сильно отличались по темпераменту. Это отличие как раз и проявлялось во время их спаррингов, которые любили устраивать между ними боссы.

Это началось не так давно, но стало уже традицией каждого сабантуя. Однажды Дон Хван и Гун Хён поспорили, кто из их поверенных сильнее и проворнее. Естественно, такие споры были в бандах всегда, но главари никогда не допускали своих подопечных до боя, ограничиваясь только словесными перепалками. Однако все с трепетом ожидали того самого дня, когда это должно было случиться. На них даже делали ставки. Чего опасались боссы, было непонятно. Возможно, каждый втайне сомневался в победе, не желая компрометировать себя и своего лучшего бойца. Но предел настал и, на пьяной волне, любопытство обоих разыгралось не на шутку.

Выгнав всех людей из зала, где проходила совместная пирушка двух группировок, старики, пьяные в стельку, приказали своим помощникам вступить в бой и положить конец давнему спору. Тэ Су и Тэ Сон с энтузиазмом восприняли эту идею, ведь им самим было интересно узнать своего соперника поближе. В бандах, где сила и агрессия превалировали, мало с кем можно было соревноваться в мастерстве. И тут у мужчин появился хороший шанс интересно провести вечер и, наконец, размяться с достойным противником.

Чон и Ким сняли пиджаки и рубашки, оставив на себе только брюки. Их бой начался уже в тот момент, когда они смотрели друг на друга, оценивая тело соперника. Чон своим грустным, уставшим взглядом медленно проходил по рельефам Кима, изучая каждый мускул на его теле, словно решая уравнение в своей голове. Ким не стеснялся демонстрации и, еще глубже делая вдох, показывал свою вздымающуюся, накачанную грудь, говоря всем видом, что хозяин положения именно он. И пока один пытался запугать другого презентацией крепкого торса, второй продолжал внимательно изучать повадки и жесты противника.

Взгляд Чона постепенно наполнялся интересом, и его лицо приобретало совсем другие очертания. В нем появлялась жизнь. Ким не мог заметить разницы, но хорошо ощущал ее во взгляде, направленном на него. Становилось опасно, тем самым еще любопытнее. Они были одного возраста, но со стороны казалось, что Ким младше. Не потому, что он меньше, они оба были одного роста и размера, а по энергии, которая исходила от них.

Ким Тэ Сон выглядел, как дьявол с черными глазами. Складывалось впечатление, что он стреляет острыми стрелами, и от этого цепкого взгляда невозможно было увернуться. Он был переполнен агрессией, которая собиралась и концентрировалась в его глазах. Наверное, этот сильный импульс выдавал в нем человека огненного и молодого.

Чон Тэ Су был намного спокойнее и, на первый взгляд, несведущим могло показаться, что это усталость. Но чем больше Ким смотрел на него, тем больше понимал, что этот человек с двойным дном. И в отличие от него, на теле Чона не было ни одного шрама. Для профессионала это значило только одно — он настолько хорош, что еще никому не удалось нанести внезапный удар и ранить его.

Боссы наблюдали за ними молча, забыв, что у каждого в руках стопка с невыпитым соджу[2]. Они не дышали, ожидая начала, загипнотизированные новым знакомством двух противников. И как удачно нашлось подходящее место для спарринга. На подиуме, где до недавнего времени танцевали девочки, теперь стояли неподвижно двое мужчин, вот-вот готовых продемонстрировать свою силу. Они неспешно стали двигаться по кругу, как хищники вокруг своей жертвы, собирая где-то внизу живота энергию для предстоящего прыжка. Первым нанес удар Ким, что было очевидно. При всем его равнодушии у парня терпения было меньше, чем у его соперника, что подтверждало догадки Чона на его счет. Последний только защищался, знакомясь с приемами партнёра и его характером. Оба ловили кайф от своего молчаливого общения, понятного только спортсменам. Они читали друг друга по жестам и мимике, узнавая намного больше, чем знали о них боссы.

Чон Тэ Су всматривался в мужчину, как в полотно талантливого художника, с удовольствием оценивая красоту его движений и пылкость темперамента, граничащую с сумасшествием. Этот парень был соткан из крайностей: от холодного расчета до безумного импульса, от равнодушного нападения до отчаянной защиты, от интереса к оппоненту до пренебрежительной ухмылки. И чем больше загадок создавал вокруг себя Ким Тэ Сон, тем дольше и сильнее хотелось его разгадывать, не прекращая этот бой.

Ким обратил внимание, что за время их борьбы Чон сильно менялся и уже не выглядел пришибленным, как ему казалось ранее. Чем больше Тэ Сон нападал, тем с большим воодушевлением вступал в бой Тэ Су. Удары его были редкими, но очень мощными. Ким сразу вычислил, что попадать под тяжелую руку соперника чревато как минимум переломами. Нужно было вертеться вокруг него, нарушая его концентрацию, чем молодой человек и занимался. Это было легче, чем он думал, поскольку обманывать и юлить Ким Тэ Сон умел мастерски и в спорте тоже. А вообще, удивлять и наблюдать, как лицо Тэ Су оживлялось во время их схватки, было забавно и весело.

Бойцы забыли, что на них смотрят, и с увлечением играли друг с другом в свои взрослые мужские игры. Кожа покрылась влажным слоем пота и начинала блестеть от света прожекторов над подиумом. Отчетливее начинали слышаться запахи и, как бы это не казалось странным, обоих возбуждал чужой запах пота, перемешанный со своим. Ощутив на себе стальной захват сильных рук Тэ Су, Ким на мгновение подумал, что это конец. Из таких тисков ему не выбраться. Но уже в следующую секунду хватка ослабла, буквально ненадолго, и Тэ Сон, воспользовавшись этой ситуацией, вывернулся, как дикая гибкая кошка из-под руки захватчика. Случайность? Неосторожность со стороны Чона? Это невозможно. Такой профессионал не совершит подобной глупости, если только это не было сделано преднамеренно. Уже в следующую секунду, встретившись взглядом с соперником, Тэ Сон понял, что Чон не хочет прекращать этот бой победой кого-то одного. Ему нужна была ничья, чтобы в следующий раз продолжить этот интересный и увлекательный танец и продлить интригу подольше. Ким хитро улыбнулся, поддерживая эту безумную идею в надежде, что в будущем он уж точно не попадется в смертельный капкан противника. Оба, являясь мастерами своего дела, разыграли спектакль на потребу публике, развлекаясь между собой до тех пор, пока не выдохлись. Согласившись на ничью, Чон Тэ Су и Ким Тэ Сон завершили свой первый бой.

Боссы, следившие за поединком, не проронили ни слова и даже стопки с недопитым соджу были незаметно отставлены и забыты. Дон Хван и Гун Хён делали вид, что расстроились неоднозначностью схватки, но в душе были рады, что даже здесь они не уступают друг другу. Продемонстрированный поединок их лучших бойцов в который раз доказывал, что каждый из боссов — достойный соперник. За это они и выпили! А мужчины на подиуме, с почтением поклонившись друг другу, принялись обтираться влажными полотенцами, принесенными им девушками из обслуживающего персонала. Изгнанных снова вернули, но по их несчастным лицам было понятно, что они, во-первых, так и не увидели бой, даже сквозь маленькое окно над дверью, а во-вторых, недовольны исходом, поскольку ставок на ничью никто не делал.

За всё это время Чон и Ким не сказали друг другу ни слова. На все уговоры выпить они почтительно отказались и отпросились у стариков ненадолго оставить свои посты. С их позволения оба вышли из зала. Накинув на себя рубашки, они, не сговариваясь, вместе отправились в туалет охладить лица водой.

Оставшись наедине в пустом туалете, под звук льющейся из крана воды, Чон, близко подойдя к Киму, заговорил первым: — В следующий раз, я не отпущу тебя.

— Следующего раза не будет, — смело отвечал Тэ Сон. — Я не попадаюсь дважды в одну и ту же ловушку.

— А мне так не показалось, — таинственно говорил Чон, полностью изменившись с момента начала их боя. Он по-прежнему был спокоен, даже медлителен, но глаза… его глаза! Они заигрывали с Тэ Соном и горели огнем. Ким увидел в них жажду. Бой, оказывается, еще не был окончен, и на секунду Тэ Сон перестал дышать, осознавая истинные намерения мужчины, стоящего рядом с ним.

Чон по очереди, не отрывая взгляда от Кима, открыл оставшиеся два крана, откуда с напором хлынула и еще громче зашумела вода. Он подходил все ближе и ближе к молодому человеку, пока тот быстро соображал, к чему все идет.

— Всё-таки хочешь закончить и решить всё раз и навсегда? – с вызовом поинтересовался Ким, заворачивая манжеты на своей рубашке.

— Насчет навсегда не знаю, но то, что я не успокоюсь, если мы не дойдем до конца, это факт.

— Почему там меня не уложил?

— Я первым хочу увидеть твое лицо, когда ты мне сдашься.

— У тебя нет шансов, — смело заявил Ким Тэ Сон.

— Давай проверим. Только мне кажется, что ты не прочь оказаться подо мной.

Тэ Сона ошпарило заявление Чона и он, защищаясь, убийственно посмотрел на мужчину. Но то была первая реакция, проверяющая соперника на подлинность слов и намерений. Они оба уже понимали, о какой схватке идет речь, и прощупывали почву, сгорая от желания наброситься друг на друга.

Тэ Сон, заведя руку за спину, нащупал замок на двери и защёлкнул его.

— Нападай, — надменно сказал Ким. — Посмотрим, получится ли у тебя на этот раз.

— Так не пойдет. Уступаю первый удар тебе.

— Смотришь на меня свысока? — Ким повысил голос, недовольно скривив губы.

— Нет. Просто ты нападаешь лучше меня. Хочу победить честно.

— Вот как. Только потом не кусай локти, если победа достанется мне.

— Что поделать, значит, такая судьба, — улыбался Чон, внимательно следя за каждым движением Тэ Сона.

На какой-то момент они замолчали, прожигая друг друга взглядами. То была тактика Кима — нападать внезапно. Чона будоражило ожидание этого момента, и по венам вскипала кровь, выводя на максимум все чувства и ощущения. Вода хлещет, дыхание учащается и вот, внезапно, взгляд Кима на долю секунды меняется, и в этот момент Тэ Су понимает — пора! Чон перехватывает замахнувшуюся на него руку и, заламывая её, разворачивает Кима к себе спиной. Тот дернулся один раз, пытаясь освободиться, но только сильнее спровоцировал Тэ Су, снова оказавшись в его стальном захвате. И чем больше он трепыхался, тем сильнее затягивала его трясина этих насмерть окутавших его рук.

— Вот теперь конец, — прошептал Чон на ухо Киму и членом уперся тому в зад.

Тэ Сон ощутил возбуждение Чона и тяжело выдохнул, сдаваясь этому сильному мужчине. Последний одним махом стянул с Кима брюки, оголяя задницу. Он плюнул на ладонь и, просунув руку между ягодиц Тэ Сона, обильно смазал и засунул сразу два пальца ему в анус. Тот глухо простонал. Не церемонясь, время поджимало, Чон нагнул Кима, опирающегося руками о раковину, и, раздвинув его плотные накачанные ягодицы, жестко вошел в него.

Согнувшись от боли, которая быстро сменилась новыми ощущениями, Ким Тэ Сон опустил голову вниз, рефлекторно сжимаясь. Но у Тэ Су были другие планы. Одной рукой он схватил мужчину за подбородок и поднял его лицо, чтобы тот смотрел на их отражение в зеркале. И вот тут в сознании Кима произошло невероятное. Его взгляд в отражении был совсем другим, не таким, как обычно. В нём не осталось прежней остроты и сдержанности. На него смотрел совершенно другой человек, в ком не было ни капли агрессии. Этот Тэ Сон был мягок и податлив, как пластилин в руках великана. Похотлив и сексуален до такой степени, что его отражение осмеливалось шептать «ещё, ещё…». И Чон выполнял его прихоти, безжалостно трахая его двойника. Другого объяснения у Тэ Сона не было. Внезапно ручка двери дернулась и мужчины услышали за дверью незваных гостей.

— Бля, они закрылись что ли? — прозвучал недовольный голос.

— Эй, мне отлить  надо, какого хера?! — прозвучал еще один.

Тэ Сон дернулся и хотел было тут же прекратить страстный секс, но Чон еще крепче прижал его к себе и стал двигаться быстрее, ускоряя процесс.

— Ты совсем охренел? — возвращая остатки разума, противился Ким.

— Заткнись. Пока не кончишь, я тебя не отпущу.

— Сука… — не успел договорить молодой человек, его рот заткнула большая ладонь.

Чон ближе придвинулся лицом к щеке Кима, они оказались практически на одном уровне, и теперь смотрели вдвоем на свои отражения в зеркале. В дверь бились и колотили, угрожая выломать её. Член в заднице двигался с такой скоростью, что удерживать в себе стоны больше не было сил. Тэ Су добился, чтобы Ким больше не сдерживался и, с каждым новым резким толчком, он теперь наслаждался низким протяжным стоном любовника.

— Пиздец, они там дерутся, — выкрикнул кто-то за дверью. — Зовите остальных!

Оставались считанные секунды. Еще немного и конец. Тэ Су схватился за член Тэ Сона и заставил смотреть на их отражение в зеркале. Ким увидел дьявола, искушающего его и пожирающего без остатка. В эту секунду он кончил, низко прорычав лишь одно слово: «Блядь!». Следом поспешил Чон и Тэ Сон мог поклясться, что, когда тот в него кончал, Тэ Су готов был заплакать от переизбытка чувств.

— Выходи, — огрызнулся Ким, выскальзывая из рук мужчины, который еще находился в эйфории.

Они мигом надели штаны и застегнули ширинки. Ким подошел поближе к Чону и, вместо благодарности, со всей дури  врезал тому кулаком по лицу. Тэ Су от неожиданности простонал и свирепо поднял взгляд на любовника.

— Для правдоподобности, — довольный собой, заявил Тэ Сон и хмыкнул, поправляя волосы и потирая ладонями лицо, словно заново надевал маску безэмоционального подонка.

Дверь все же выломали. На полу сидел и потирал скулу Чон Тэ Су, а рядом стоял высокомерный молодой человек, с презрением оглядывающий бандитов, беспардонно ворвавшихся в туалет.

— Вы чё, реально дрались? И кто кого? — любопытствовал самый смелый, внимательно разглядывая мужчин.

— Вас не учили стучать? – угрожающе спросил Ким.

— Интересно же, — забубнили в свое оправдание остальные. — Так кто победил?

— Не вашего ума дело, — Чон встал на ноги и зло посмотрел на прибывших. Он подошел к раковине и, набирая в ладонь холодную воду, стал прикладывал ее к скуле.

— Ничья, — все-таки произнес Ким. — Победителя нет.

— Нехило вы тут друг друга прессовали, судя по вашим орам.

— Всё, цирк окончен, уёбывайте, — сказал Тэ Сон собравшимся вокруг них зрителям и повернулся к Чону. — На этом мы не закончили. В следующий раз будь готов к настоящей схватке, до потери пульса.

Тэ Су аж замер, представляя, к чему склоняет его Ким. С другой стороны, тот ещё не в курсе, какой большой у Чона аппетит и как Ким рискует, необдуманно кидаясь такими заявлениями.


[1] Юнгу (или Чжунгу, гу — буквально центральный район) — это район в южной части центра Пусан , Южная Корея .

[2] Со́джу (кор. 소주, 燒酒) — традиционный корейский алкогольный напиток. Объёмная доля спирта может составлять от 13 % до 45 % (наиболее популярный вариант 20 %). Изготавливается в основном из сладкого картофеля или из зерна. Представляет собой прозрачную жидкость с характерным запахом спирта, сладковатую на вкус.

Глава 2. ОПАСНАЯ СВЯЗЬ

Тэ Сон вернулся домой глубоко за полночь. Голова шумела, все-таки зря он пошел на поводу Дон Хвана, своего босса, и выпил лишнего. Но не это его заботило больше всего. Мысленно, он никак не мог избавиться от преследующего его взгляда Чона. Он всем телом ощущал на себе прикосновение другого мужчины, его настырный запах въелся в одежду и кожу Тэ Сона и продолжал держать в плену его мысли. Ким не мог понять, нравятся ли ему эти ощущения или раздражают?

Мужчина понял, если он продолжит углубляться в свои чувства, то сломает голову никому не нужными размышлениями. Было и было. Задавая себе вопрос, жалеет ли он о случившемся, он поставил себя в тупик. Он не привык ни о чем жалеть, живя здесь и сейчас на инстинктах и эмоциях, не раздумывая подолгу о смысле жизни. Но в этот раз он не мог ответить на простой вопрос однозначно.

В момент, когда все произошло и желание достигло своего апогея, никакие сомнения не могли помешать и остановить Тэ Сона, чтобы получить желаемое. За два года, переглядываясь с Тэ Су, а встречались они часто, мужчины видели заинтересованность друг в друге. Но то был скорее спортивный интерес, охотничий. Да и как на первый взгляд флегматичный Чон Тэ Су мог возбуждать воображение Кима? Никто не ожидал, что во время спарринга крышу сорвет обоим и Тэ Сон станет свидетелем истинной природы своего соперника. Как можно удерживать в себе столько страсти, зобы, какой-то чудовищной, нечеловеческой энергии и всегда выглядеть безучастным? Да и сам он хорош! Ким схватился за голову, вспоминая свое отражение в зеркале. Откуда взялась эта похотливая сучка? Откуда столько смирения?

Казалось, во время боя они с Тэ Су поменялись телами или душами, черт разберет, и дали друг другу возможность прожить эмоции, которые оба не позволяют себе в обычной жизни. И почему-то именно с этим человеком не возникло мысли о доверии. Так естественно произошло их столкновение-слияние. Мужчины получили то, о чем и не думали, но в том моменте оба выдохнули с облегчением, как будто ждали случившегося давно.

Тэ Сон сейчас физически ощущал себя иначе. Он вспомнил, как в детстве, возвращаясь после школы, не доходя до дома, он видел, как ребята во дворе гоняют мяч и, сбрасывая со своих плеч тяжелый рюкзак, освобождённый, как пуля мчался к ним играть, радостный и довольный. И вот этот момент был самым памятным воспоминанием детства. Вот та самая минута, когда он был свободным! Сегодня, спустя много лет, он испытал те же чувства.

Тогда, что это за невыносимая боль, которую продемонстрировал ему Чон? И почему мужчина держит ее в себе и не дает ей выхода?

Так, это уже неинтересно. Тэ Сон остановил мысли, довольный, что разобрался со своими ощущениями. Для себя он всё решил! Было охуенно и жалеть об этом не стоит! Теперь в его арсенале есть и такие воспоминания, что очень забавно. Но на этом нужно остановиться, до других ему дела нет. Беззаботный и радостный, он перелистнул эту страницу своей жизни и пошел в душ смывать остатки сегодняшнего вечера. А потом спать, ведь именно сегодняшняя ночь будет самой спокойной и сладкой за долгое время.

Прошло несколько недель с их последней встречи. Оба, Ким и Чон, уже благополучно забыли о внезапном порыве и незапланированном инциденте. Каждый жил своей обычной жизнью, уходя в дела с головой. Все свои чувства они снова поставили на паузу. Только работа и жизнь синдикатов не стояли на месте. Дон Хван выбивал любые возможности легализовать свой бизнес и выйти на новый уровень. Он крепко задумался о своем будущем и нашел способ, как заработать чистые деньги. Сейчас он налаживал связи с компанией по застройке многоэтажных домов в Сеуле и хотел вложить свою долю в один крупный проект. Если дело выгорит, он заработает немаленькую прибыль и поднимется выше. А там не за горами и депутатское кресло. Бизнес легальный, положение в обществе обеспечено. Единственная заноза в его заднице – Нам Гун Хён. Они делили дивиденды с доходов игровых автоматов и парочки публичных домов. Так произошло из-за территории, которую две группировки никак не могли поделить. Земли принадлежали Дон Хвану, а сам бизнес, построенный на этих территориях, Гун Хёну. Это сплетение произошло еще до их предшественников, и конфликт до сих пор не был урегулирован. Поэтому было принято решение делить доходы пополам. Всех всё устраивало, хотя конфликты на этой почве продолжались до сих пор.

Как раз таки денег и не хватало Дон Хвану, чтобы войти в новый бизнес. Для этого ему нужно было сотрудничество Гун Хёна. Но зная тяжелый и нервный характер своего конкурента, Дон Хван был уверен, что тот откажет ему, какие бы золотые горы  он ему не обещал.

— Он даже слушать меня не станет. Господин, вы знаете, чем это закончится – очередной потасовкой, — предупреждал Дон Хвана его поверенный Тэ Сон.

— Ты ему нравишься, — своим низким голосом продолжал настаивать шеф.

Большой мужчина сидел за своим рабочим столом в своем кабинете. Здесь все было в темных тонах и лакированном дереве, словно попадаешь в прошлое — мир якудз и бандитов нулевых. Наверное, с того самого момента интерьер главы босса и остался. Может, как память и уважение к предшественникам, может быть, как дурной вкус, а возможно, просто лень что-то менять.

— Не настолько я ему нравлюсь, чтобы отдать вам все деньги из общей прибыли, -пытался пошутить мужчина.

— Ты понимаешь, что дело того стоит? Если нам удастся заключить сделку со строительной компанией, начнется совершенно другая жизнь. Тебе не надоело подкладывать девок под чиновников?

— Мне все равно. Вы поручили мне это дело, я всего лишь управляющий вашего клуба. Обеспечивать шлюхами высших чинов или заниматься торговлей, мне без разницы. Я не оцениваю свою работу.

— Но денежки идут нехилые. Ты отличный бизнесмен. Неужели тебе не хочется выбраться из этой помойки?

— Как вы скажете. Повторю, мне все равно. Я вам доверяю. Вы строите будущее синдиката, моя задача выполнять ваши поручения. Если я начну думать, система, сформированная и отлаженная годами, даст сбой.

— Не устаю тебе поражаться. Кто же тебя такого выдрессировал?

— Уверен, это побочное действие отсутствия дрессировки.

— Ну ты посмотри на него! – мужчина хлопнул себя по бедру. — Ладно, хватит тут стрелять остротами, — голос шефа стал грозным. — Сегодня же пойдешь к Гун Хёну и сделаешь ему предложение. Вот в такой манере, — указал он пальцем на мужчину. – Ты прирожденный дипломат, твой язык как раз для таких ситуаций. Сделай так, чтобы у него не нашлось аргументов нам отказать.

— Понял. Могу идти?

— Давай, — Дон Хван махнул рукой, мол, выметайся. – И не забудь сразу же мне отзвониться. Возьми с собой парочку наших крепких ребят, эта истеричка может и потасовку устроить, — намекнул он на Гун Хёна. – Без положительного ответа не возвращайся.

Тэ Сон поклонился и вышел из кабинета своего шефа. Дельце предстояло паршивое и дурно пахнущее. Зная Нам Гун Хёна, там не то, что потасовка начнется, тот может и с вилами пойти. Хоть все и знали, что лающая собака не кусает, но придется потерпеть, выслушивая нескончаемый поток желчи ко всем, но направленный в данном случае на Тэ Сона.

В этот же вечер подозрения парня оправдались. Ким прибыл в офис господина Нама. Все уговоры не тревожить главу конкурирующей группировки Тэ Сон проигнорировал и прошел в зал, где несколько мужчин играли в покер. Он всех застиг врасплох, но больше всего удивился Чон Тэ Су. По всем правилам он должен был сейчас вывести непрошенного гостя и рассказать на кулаках, что так фамильярно себя вести в присутствии его господина нельзя.

Все замерли. Ким почтенно поклонился. Чон наблюдал за реакцией шефа, который встал из-за стола и медленно направился к гостю.

— С каких пор мы так дружны, что люди Дон Хвана заявляются ко мне, как к себе домой?

— Прошу меня извинить. У меня срочное поручение от моего господина.

— Да что ты? А твой господин так тобой не дорожит, что послал на амбразуру?

— Мне необходимо передать вам послание. Естественно, без посторонних, — Тэ Сон стоял на своем, словно не слыша мужчину.

— Ах ты наглец! – со всего маха Гун Хён влепил Тэ Сону пощечину.

Резко замолчали все, даже мужчины за столом, которые до этого комментировали происходящее и шутили.

Тэ Сон не изменился в лице и точно с таким же настырным взглядом смотрел на Гун Хёна. Все, кто его знал, понимали, этого паршивца ничем не проймешь, и он добьется своего. Он тоже понимал, что господину Наму нужно показать всем, какая он большая шишка и этот спектакль был больше не для самого Кима или Дон Хвана, а для тех, кто находился сейчас рядом. Но мужчина на этом не остановился, а лишь пуще разошелся, не терпя острого взгляда нижестоящего.

— Высокомерный ублюдок! Взяли манеру. Это же надо, еще приперся, не побоялся. Тэ Су, — повернулся он к своему помощнику — проводи гостя, научи его нашим манерам, чтобы впредь знал, как вести себя. Если еще сможешь говорить к тому времени, как я закончу, — обратился он к гостю, — я тебя выслушаю.

Больше мужчина ничего не сказал, подошел к столу с игроками и сел на свое прежнее место, как ни в чем не бывало. Тэ Су взглядом показал Киму следовать за ним и сопроводил Тэ Сона в одно из пустых помещений. Это была приемная господина Нама, где его часто ожидали непрошенные гости или приводили в чувство наглых и непослушных смельчаков. Последнее, по всей видимости, ожидало Тэ Сона.

— И что мне с тобой делать? – задумчиво произнес Тэ Су. Все понимали, зачем он привел сюда мужчину и, если у того не будет ни одного синяка и ни одной сломанной кости, все заподозрят неладное. Но Чон совершенно не хотел калечить своего случайного любовника.

— Что должен, то и делай, — спокойно ответил ему Тэ Сон и вальяжно уселся на диван для гостей.

— Дон Хван рехнулся, отправив тебя сюда одного, – Чон взял стул и, развернув его спинку лицом к себе, перекинул ногу и сел напротив мужчины. Он положил на спинку сомкнутые руки и уткнулся в них подбородком. Вся его поза говорила, что драться он не собирается.

— Я сам принял решение придти один. На одного даже Гун Хён не накинется. Все понимают, что это беспредел. Он себя скомпрометирует. Если бы я пришел с нашими ребятами, мы бы сейчас с тобой по-другому разговаривали.

Тэ Су ничего не ответил и даже не улыбнулся, хотя оценил смекалку соперника. Он смотрел на Тэ Сона неотрывно, совершенно не стесняясь, показывая свое любопытство и заинтересованность им. И в этот момент в голове Кима что-то переключилось, он стал терять свое самообладание. Мужчина понял, что не может выносить на себе долгого пристального взгляда Чона.

— Хватит пялиться, — раздраженно, сбрасывая с себя чужой взгляд, Ким недовольно отвернул голову в сторону. – Долго нам здесь сидеть?

— Час, два. Все зависит от того, идет ли масть. Если Гун Хён проигрывает, он долго не засиживается.

Тэ Су вообще никак не реагировал на раздражение Кима. Он продолжал на него смотреть и изучать, как тогда, когда они впервые вступили в бой. Он не любил много говорить, получая информацию больше из поведения своего собеседника. В таком состоянии Чон мог просидеть долго, медитируя, наблюдая за своим заложником.

— В гляделки играть будем или может разомнемся? – предложил Тэ Сон, свободно раскинув руки на спинке маленького дивана для гостей. Он точно не собирался вступать в эту игру и, чтобы не думать лишнего, понимал, что необходимо чем-то заняться.

— Мы не можем здесь заниматься сексом, — спокойно ответил Тэ Су, понимая вопрос по-своему.

— Чего? – брезгливо спросил Ким. – Не много ли ты на себя берешь?

— А ты не хочешь? – спокойно продолжал Чон. – Я вот смотрю на тебя и понимаю, что хочу повторить.

— Нихера тебя заносит. Слушай, было неплохо, но у меня нет желания заниматься этим постоянно.

— Я не предлагаю постоянно. Но вот сейчас я бы тебе вставил.

От бесцеремонного предложения мужчины у Тэ Сона зашевелилось в штанах. Блядь! Ну что же это такое? И снова этот взгляд убийцы. И почему он так заводит?

— Как ты себе это представляешь? Каждый раз, когда мы будем встречаться, мы будем трахаться? Кстати, у вас тут прослушки нет? А то нас мигом отправят на корм рыбам.

— Здесь людей пытают. Гун Хён не допустит, чтобы на него был компромат. Тут все чисто.

— То-то мне показалось странным, что пол и стены из кафеля. Кровь вымывать удобнее? А диван зачем?

— Он иногда любит присутствовать, — ёмко отвечал мужчина.

— Все из тебя нужно выпытывать. Вот как с тобой разговаривать? Никакой инициативы.

— Зачем разговаривать?

— Проехали, — обреченно выдохнул Тэ Сон и стал рассматривать помещение. Комната была небольших размеров, квадратов двадцать. Кроме дивана, нескольких стульев и груши, висящей посреди комнаты, здесь не было ничего.

Внезапно Тэ Су встал, и было понятно, что сейчас он подойдет к Киму. Тот не дергался и сидел так же спокойно, с интересом наблюдая, что будет делать Чон. А тот, словно они были близки всю жизнь, беспардонно подошел и, опершись одним коленом на диван, склонился над непробиваемым Тэ Соном и поцеловал того в губы.

Сначала Ким не отвечал взаимностью, а только оценивал все происходящее, не отталкивая мужчину. Он прислушивался к своим ощущениям, пытаясь понять, нравится ли ему активность Тэ Су или все это не про него. Каких-то фейерверков или страстей он не ощущал. Но когда мужчина оторвался от равнодушных губ и снова посмотрел в глаза Тэ Сона, последний непроизвольно задержал дыхание. Нет, не от страха, хотя взгляд Чона снова стал убийственным, а от возбуждения. Причем, накатывало это непроизвольно и стремительно. Тэ Сон тяжело задышал и, с силой схватившись за ткань рубашки, притянул к себе Чона и жадно его поцеловал.

Уже через секунду они не целовались, а пожирали друг друга, облизывая и кусая, в нетерпении желая большего. Они слышали свои собственные стоны, умоляющие не останавливаться. Члены у обоих встали, как часовые по расписанию, и требовали к себе немедленного внимания. Это был их первый поцелуй и оба пожалели, что там, в туалете, не додумались испробовать и эти сногсшибательные эмоции. Чон был жесток и несдержан, а Ким настырен. Они не уступали друг другу по силе и, даже в поцелуе, между ними была схватка. Однако, уже через несколько секунд Тэ Сон сдался и начал плавиться, как битум на жаре, в сильных руках Чона. Эта податливость еще сильнее возбуждала Тэ Су и он понял, что нужно срочно остановиться. Отрываясь от любовника, удерживая голову Тэ Сона в своих руках, мужчина смотрел на него с болью от невозможности продолжить.

— Где ты живешь? – сразу по делу спросил Чон.

— Может тебе еще паспортные данные продиктовать? – Тэ Сон раздраженно оттолкнул мужчину, прервавшего его на самом интересном. – То, что я хочу с тобой трахаться, не означает, что я тебе доверяю.

— Хорошо, давай у меня, — невозмутимо предложил Чон.

— Так не пойдет. За нами могут быть хвосты.

— Ты параноик что ли? – серьезно спросил Тэ Су, переводя дыхание.

— Блядь, и угораздило же хотеть именно тебя, — эффект от поцелуя проходил быстро и вместо расслабления и беззаботности к Тэ Сону возвращалась ярость, которой он прожигал своего противника. Он встал с дивана и стал наматывать круги, успокаивая себя этим занятием.

— Есть склад в порту, — предложил Тэ Су, — условий никаких, но и ни одной живой души там тоже нет.

— У вас и там пытошная? – иронизировал мужчина.

— Типа того.

— Хорошо, но только сегодня, — словно его уговаривали, отвечал Тэ Сон.

— Продиктуй свой номер.

— Ты не будешь записывать? – удивился Ким, глядя на неподвижную фигуру.

— Говори, я запомню.

Ким Тэ Сон еще немного задержал взгляд на этом непонятном ему до сих пор мужчине. И снова остановив себя, чтобы не углубляться в психоанализ другого человека, назвал цифры своего номера. Успокаивая себя тем, что эта связь на несколько свиданий, Ким не желал углубляться в жизнь своего временного любовника.

— Долго еще Гун Хён будет испытывать мое терпение? – Тэ Сон больше не хотел находиться с мужчиной наедине. Его раздражало такое общение, которое испытывало его терпение, дразня и возбуждая, но в тоже время не давало возможности заняться сексом с Тэ Су здесь и сейчас. — Есть способ поторопить его?

— С каким предложением ты пришел?

— Вложить общий доход в строительную компанию. Вывести бизнес на легальный рынок, — заговорив о деле, Ким немного подуспокоился и сел на место.

— Дон Хван решил стать белым и пушистым?

— Белым точно, а вот пушистым, сомневаюсь. Если Нам не даст согласия, господина Пака уже ничто не остановит. Либо мы будем сотрудничать, либо воевать друг с другом уже по-настоящему.

— Учитывая последние события, воевать мне с тобой что-то не хочется. А вот сотрудничать…

— Слушай, ну перепихнемся мы с тобой еще пару раз и точно отпустит, — предположил Ким. Сидя на диване, он раздвинул ноги. Ему было весело смотреть, как меняется лицо мужчины напротив. – Не надейся на долгое сотрудничество, — сразу предупредил он Тэ Су.

— Много у тебя любовников? – тут же спросил Чон.

— Полно, — с вызовом отвечал мужчина.

— И никак не могут удовлетворить? – с ноткой ревности бросил остроту Тэ Су.

— Не привык себя ни в чем ограничивать.

Тэ Сон не понимал, зачем он врет? Какая ему разница, что о нём подумают? С другой стороны, совсем не хочется давать сопернику исключительное право на первый анальный секс с ним. Как поведет себя Тэ Су, узнай он о том, что стал первым мужчиной Кима? Давать ему в руки оружие против себя неразумно. Как бы спокойно Тэ Сон не относился к своей роли, но быть снизу куда рискованнее, чем быть в позиции доминанта.

— Тебя что-то не устраивает? – Ким сверкнул взглядом. Его голос был низким, но когда он защищался, то и вовсе переходил на грудной тембр.

— Не похоже, что у тебя кто-то есть.

— Это имеет значение? – так же грубо спросил Тэ Сон.

— Пока не знаю.

Тэ Су не просто видел в мужчине соперника, объект его страсти и желания. Его сильно взволновал Ким Тэ Сон и Чон знал наверняка, что нескольких раз ему точно будет недостаточно. Мужчина испытывал к нему такую сильную тягу, словно его притягивало магнитом. И все это началось именно в тот момент, когда Тэ Су попал под влияние адского пламени бесстрашных, дерзких, чертовски смелых глаз своего противника. Тэ Сон позволял себе то, на что Чон уже давно наложил внутренний запрет. Но в момент близости с Кимом, в душе Тэ Су распахнулась запретная дверца, и накопившаяся ярость превратилась в страсть к этому человеку. Тэ Сон, как земля, был способен принять удары молнии, которая могла разрушить все живое своей бесконтрольной мощной силой. Чон научился ей управлять и держать эту стихию под контролем. Только вот кто мог предположить, что ключи от этой дверцы находятся в руках другого человека? Разумнее было бежать от него, но когда чувства подчинялись разуму? Если они могут подчиниться, то и чувств никаких нет. И если, как говорит Ким, для него влечение к Тэ Су всего лишь временный интерес, то у Чона могут возникнуть проблемы, поскольку Тэ Сон для мужчины может оказаться наркотиком. И чем больше он будет отдаваться этой страсти, тем сильнее будет привязываться к Киму. В этой схватке проигравший известен заранее, и чем грозит Чону эта опасная связь, он мог только догадываться.

Тяжелые мысли мужчины прервал господин Нам, возникший в комнате внезапно. Видимо сегодня был не его день, раз он так скоро почтил своим появлением ожидающих его мужчин. Тэ Сон без лишних слов, не растягивая время, выложил все, зачем пришел. Его предложение встретили новым потоком брани и, пока Гун Хён не выговорился, разговор не продолжился. Надо сказать, Киму очень помог Тэ Су, который осторожно и незаметно склонял своего господина к положительному ответу. Однако, тот был непреклонен, скорее всего из-за вредности, а возможно, из страха потерять легкий заработок, пусть и нелегальный. На его век точно хватит. А те, кто поддавался своей жадности и амбициям, вызывали у господина Нама лишь жалость. Ведь опытный человек понимает, что лучше синица в руках, чем журавль в небе. Все остальное — юношеские мечты и кризис среднего возраста, который, по словам Гун Хёна, настиг его вечного соперника Дон Хвана. Но в связи с опасностью войны между двумя группировками, мужчина готов был согласиться лишь с одним условием, которое он лично предъявит Дон Хвану. Этот ответ удовлетворил настырного Тэ Сона и он, не задерживаясь, откланялся и покинул чужую территорию.

Когда Тэ Сон уходил, он спиной, до дрожи, ощущал жгучий взгляд мужчины, с которым они договорились сегодня о встрече. Сев в машину, Ким со стоном выдохнул, понимая, в каком напряжении он находился все это время. Да, держать лицо рядом с Тэ Су — энергозатратное занятие. Не проще ли было честно признаться себе и ему, что он безумно хочет отдаться этому мужчине? Все мысли об этом, как оказалось, Тэ Сон насильно удерживал в себе, не давая им воли. Только сейчас он понял, как устал за эти дни, и как спокойно проходила его жизнь, пока он не совершил опрометчивый безумный поступок. И ведь сейчас не повернуть время вспять. Испробовав однажды запретный плод, тот становится только слаще и притягательнее. Тэ Сон не заметил, как непроизвольно сжал ягодицы и вдавился в сидение.

— Пиздец, я шлюха, — к мужчине пришло единственное объяснение и, кроме истеричного смеха, других эмоций у него не возникло.

В штанах завибрировал телефон. Не прошло и пяти минут, как Ким вышел из здания, а Чон уже прислал сообщение, в котором были указаны координаты и время встречи. Через два часа они снова увидятся, но уже не как конкуренты и соперники, а как любовники. Эта мысль лишь сильнее взволновала воображение Тэ Сона и, в возбужденной эйфории, мужчина не до конца осознавал, насколько опасной может оказаться его связь с Чон Тэ Су.

Глава 3. ЦЕНА ВОПРОСА

Приехав в назначенное время в порт, Тэ Сон обнаружил, что Чон, по всей видимости, ждет его давно. Он зашел в пустое помещение, больше похожее на склад: грязный, холодный, с едким знакомым запахом крови. Этот запах ни один бандит не спутает ни с чем. С этим запахом связан каждый день и от него, если честно, уже тошнило.

— Нда, что в нашей работе, что в сексе оказывается много общего, — первое, что произнес Тэ Сон, оглядевшись, стоя посреди помещения напротив Чона, который сидел на столе — единственной мебели в этой дыре.

От нетерпения мужчина встал и пошел к Тэ Сону. Он держал руки в карманах, боясь их освободить, зная, что не сдержится и вцепится в Кима немедленно.

— …и там и там разит опасностью, — продолжил свою мысль Тэ Сон.

Свет в этой конуре был приглушенным, что создавало еще более жуткую, но в то же время интимную обстановку. Выражение лица Чона в полумраке казалось еще опаснее и, замерев на месте под прицелом этого убийственного взгляда, Тэ Сон понял, что никуда отсюда не уедет. Тэ Су не мог не заметить замешательство Кима и быстро сообразил, что разговор на этом закончен. Чон немного успел изучить повадки своего соперника, особенно, когда тот сдавался ему без боя. Взгляд Тэ Сона становился мягче и внимательнее, мышцы на лице расслаблялись и даже слегка приоткрывались губы. Когда Тэ Су видел такое выражение лица Кима, он четко понимал, чего от него ждут, и смело нападал. Мужчина подошел и, крепко схватив двумя руками голову Кима, спиной повел того к стене и с силой вдавил в бетонную поверхность. Он не набросился с поцелуем, а продолжал смотреть на любовника, изучая, стараясь прочитать его мысли. Сколько наглости было во взгляде Кима! Аж дух захватывало. Даже сейчас, когда глаза напротив с жадностью умоляли быстрее сожрать своего обладателя, всего без остатка, Чон поражался их дерзости. Ким вообще хоть чего-нибудь боится в этой жизни?

— Ты во мне дыру просверлишь, — медленно произнес Тэ Сон своим низким голосом, с претензией от нетерпения.

Чон, как всегда, ответил молчанием и, взглянув в последний раз перед прыжком в бездну, так и не найдя ответа, с отчаянием накинулся на мужчину. Одежда полетела на пол. Двое сильных мужчин не сдерживали себя ни в чем. Именно за этим они сюда приехали. Так случилось, что вдвоем было не так страшно познавать себя новых или забытых с годами себя настоящих. Словно с другом, взявшись за руки, они прыгали с тарзанки или входили в темную глубокую пещеру. И что бы их не ждало в конце, вдвоем этот путь пройти куда легче и безопаснее, чем в одиночестве. Где-то на подкорке сознания, понимая, что каждый из них нашел в другом способ сбросить лишнее напряжение, мужчины как с цепи сорвались. Голодные, ненасытные, жадные, оба впадали в горячку и полностью отдавали управление над собой своим инстинктам и желаниям.

Чон готов был облизать все тело любовника с головы до ног. Но одежда, которую невозможно было полностью снять в тех условиях, в которых они находились, мешала и не давала возможности добраться до красивого тела мужчины. Тэ Су лишь стянул с Кима брюки и, просунув ладонь, пальцами стал ласкать его задницу. На секунду он убрал руку и Тэ Сон разочарованно простонал ему в рот, прерывая поцелуй. Из кармана Чон достал одноразовый пакетик и, приглядевшись, Ким увидел, что это смазка. Он широко улыбнулся, видимо, оценив заботу мужчины о нём, и сам развернулся лицом к стене, давая к своему телу максимальный доступ. Тэ Сон был в нетерпении, и ему было плевать на ласки. Тэ Су замер, в груди поднялась волна, заставившая его задержать дыхание. Его переполняли эмоции и, правда, было совсем не до прелюдий, потому что мысленно он уже погружался в это податливое тело и хозяйничал там, как ему заблагорассудится. Он быстро надорвал пакетик и выдавил смазку себе в ладонь. Одной рукой смазывая анус любовника, второй расстегнул ширинку на своих штанах и высвободил на волю налитый член. Остатки смазки он растер по своему стволу и, не дожидаясь, уперся им в манящую дырочку любовника. Чон хотел видеть, как он входит в мужчину, видеть, как его член погружается глубоко в отверстие и исчезает в чужом теле. Было туго, и мужчина догадался, что никаких любовников у Тэ Сона нет. Почему-то эта мысль заставила его прижаться всем телом к спине Кима и доверительно зарыться лицом в шею любовника, принадлежавшего только ему одному. Боже, как же было хорошо! Просто даже стоять вот так и не двигаться, успокаиваясь после первой волны возбуждения, ощущая новые запахи, слыша сквозь своё ещё одно дыхание и протяжный негромкий стон, незнакомый ранее – уже только от этого блаженства хотелось умереть. Тэ Су был не одинок и чувствовал, что его партнер испытывает те же эмоции. Медленно двигая бедрами навстречу друг другу, мужчины привыкали к новым ощущениям, стараясь не кончить, как подростки во время первого секса.

Внезапно Ким потерял тяжесть на своей спине, и дыхание Тэ Су на его шее исчезло, оставив после себя холодную пелену воздуха. Не успев опомниться, мужчина почувствовал на своих бедрах крепкие настойчивые руки, которые заставили его выгнуться в спине и еще сильнее выставить зад. В следующую секунду любовник ворвался в него так, что от боли и удовольствия невозможно было остановить свой низкий вопль. В голове все перемешалось. Мужчины теряли ощущение реальности и не отслеживали движения рук и губ. Оказывается, у Тэ Су есть привычка кусаться в тот момент, когда он на грани, но Кима это лишь только сильнее распаляло. Чон, крепко обхватив Тэ Сона за грудь, с силой насаживал его на себя в тот момент, когда Ким лишь отчаяннее отдавался, раскрываясь насколько это возможно. Хотелось глубже, сильнее, да так, чтобы оба потерялись друг в друге и не нашли дороги назад. Их накрывало непреодолимое желание умереть в пламенном экстазе и возродиться заново совершенно другими людьми.

Желание одного находило отклик в желании другого. Если Тэ Су хотел разорвать Кима на части, то последний отчаянно желал оказаться под натиском этой стихии, остановить и контролировать которую ему было не под силу. В этом смирении он чувствовал освобождение. Как он устал от постоянного контроля и ощущения, что всё зависит от него. Только отдавшись другому мужчине, Тэ Сон осознал, как тяготит его эта ноша. Он живет в мире, где за малейшую оплошность можно потерять жизнь. И не с кем разделить эти тяготы. Здесь каждый сам за себя. Лишь когда этот неугомонный мужчина силой подчиняет себе Ким Тэ Сона, тот по-настоящему отпускает контроль и чувствует жизнь, свое тело и свои истинные потребности. В эту минуту он живой и в этой минуте не было фальши.

Удерживая любовника за шею, Тэ Су повернул его голову в сторону. Мужчины целовались не переставая и, как голодные звери, нашедшие добычу, объедались досыта, не зная, когда будет следующий приём пищи. Они уже не концентрировались на ощущениях, не смаковали их, а трахались, как сумасшедшие. Сколько было спрятано и утрамбовано чувств, которые сейчас прорывались сквозь стоны, как безумные демоны, освобожденные своими же хозяевами.

Первым не выдержал Тэ Сон и, громко простонав, кончил в руку мужчины, крепко удерживающую его член все это время. Тэ Су все еще было мало и он не хотел останавливаться, разгоняясь сильнее и сильнее, не жалея своего партнера. Тот не просил остановиться, получая от ярости Чона какие-то новые ощущения, уже без возбуждения, но от того не менее приятные. В любом случае, это не продлилось долго. Сколько бы гнева не накопилось в Тэ Су, даже у тела есть предел и для него этот придел настал. Не спрашивая разрешения, Чон кончил в мужчину и не спешил выходить из него. Тэ Сон чувствовал внутри его капитулирующий, пульсирующий член и мысль о том, какую огромную силу Ким имеет над мужчиной, приводила его в восторг. В эту секунду оба понимали, что это лишь начало их отношений.

— Я все еще голоден, — сказал Тэ Су, продолжая опираться на спину Кима.

— Я тоже, — с сожалением ответил Тэ Сон.

Какая-то грусть мгновенно нахлынула на них, но времени думать об этом не было. Они почему-то вдруг оба стали прятать взгляд, но к стеснению это не имело никакого отношения. Любовники были уязвимы и причину этого поймут только потом, когда сегодняшней ночью каждый из них останется один на один с самим собой. В момент эмоциональной и физической близости их накрыло старое, невыносимое, мучительно-давящее чувство одиночества. Мужчины были несвободны, годами выстраивая стены вокруг себя, и только сейчас приходило осознание, что они сами себя замуровали в этой тюрьме.

За все нужно платить. И даже у свободы есть своя цена. Она огромна и непомерна, и не каждый будет готов заново вернуться к своим воспоминаниям и травмам, которые долгое время, как шрамы, затягивались, и казалось, уже забыты. Но время нихера не лечит, всё дальше и дальше уводя себя от себя настоящего. Тэ Сон застегнул и поправил одежду. Он выглядел побежденным, как и его любовник. Они осмелились поднять взгляд и посмотреть друг другу в глаза. И кроме своего отражения они там ничего больше не увидели.

Ким достал из кармана пальто пачку сигарет и закурил. Выдыхая, он постепенно приводил мысли в порядок, обдумывая дальнейшие действия. Чон понимал, что они думают об одном и том же.

— Пойдём в машину, — предложил Тэ Су, не желая быстро расставаться.

Тэ Сон лишь улыбнулся и незамедлительно вышел на улицу. Прохладный воздух немного остудил и отрезвил его. Было темно. До места, где они припарковались, идти было несколько минут. Все это время они шли молча. Сев в машину к Тэ Су, Ким догадался, что пора что-то решать и расходиться. Внезапно захотелось остаться одному, слишком много осознаний сыпалось мужчине на голову.

— Какие есть варианты? – Уже понимая, что у них нет другого выхода, кроме как искать место для встреч, Тэ Сон, без лишних слов, сразу перешел к делу.

— Только снимать квартиру. Ничего другого в голову не приходит.

— Ваши следят за нами?

— Я не могу разглашать эту информацию, — немного виновато ответил Чон.

— Значит присматривают. Есть одна идея, но она так же безумна, как и секс с тобой, — Тэ Сон повернулся к мужчине и улыбнулся. – Если Гун Хён согласится на сделку, мы, как поверенные, должны будем курировать этот проект и часто встречаться. Самое безопасное место — мой клуб. Я знаю там каждый угол и там всегда шумно. Под предлогом обсуждения дел будем трахаться, как кролики.

Чон не смог сдержать ухмылки. Ну и хитрый гадёныш.

— Хочешь, чтобы я уговорил господина Нама на сделку, а в ответ я получу безлимитный доступ к твоему телу?

— Можешь это расценивать так. Мне всё равно, — даже не скрывая своих намерений, честно отвечал Ким.

— Я согласен, — улыбался Чон, в очередной раз поражаясь наглости своего любовника. Ведь они теперь уже точно любовники?

Тэ Су не сдержал порыв и наклонившись к мужчине, обнял его за шею и подтянул к себе для поцелуя. Ким с ним был как сторонний наблюдатель: никогда ни от чего не отказывался, лишь с любопытством поддерживал инициативу партнера. Закрепляя поцелуем свою сделку, они оба, с желанием, вошли в новые отношения.

Было непривычно чувствовать нежный поцелуй Чона на своих губах. Про себя Тэ Сон посмеялся, что он действительно, как баба, которая радуется ласкам своего любовника. Но он больше иронизировал, чем переживал по этому поводу. Баба и баба, зато хорошо!

 

Утром вся контора гудела. Босс был на седьмом небе от счастья, готовясь к предстоящей встрече с Нам Гун Хёном, который спёкся и был готов заключить новую сделку. Тэ Сон немного нервничал. Сегодня ему предстоит снова столкнуться с Тэ Су для решения важных вопросов. Смогут ли они совладать со своими эмоциями и трезво мыслить в присутствии друг друга? Весь самоконтроль, наработанный годами, летел к чертям и мужчина это чувствовал уже сейчас, лишь только представив их в одном помещении.

— Убери блядь ноги, — Ким пнул по ногам парнишки. Тот раскинул их на журнальном столике, сидя на диване напротив в офисе шефа.

— Ты чё, не выспался? – удивляясь поведению начальства, скукожился парень. – Один на радостях заставляет бегать за бухлом, — говорил он о Дон Хване. – Второй, избивает без дела.

— Кто тебя избивает? – сверкнул недобрым взглядом Тэ Сон и, сев рядом, закурил.

— Это уже третья, — мальчишка обратил внимание на сигарету, — что-то случилось?

— Не твоего ума дело.

— Да ладно, я только помочь хотел.

— Ты что, проповедником заделался?

— А тебе надо исповедаться? – засмеялся парень. – Даже тебя совесть мучает?

Мужчина повернулся в сторону молоденького юнца, работающего на господина Пака не так давно и, видимо, еще не вкусившего порядки здешнего места.

— Где деньги должников с рынка? – медленно и грозно спросил мужчина. От сурового низкого тона Тэ Сона парень от страха аж воздух проглотил.

— Еще н-не ходили, — заикаясь, отвечал мальчишка.

— Пошел вон отсюда. Если через час вернешься пустой, исповедаться придется тебе. Перед смертью. Понял?

— Понял, — быстро сказал парень и моментально сбежал.

Тэ Сон остался один и закурил четвертую сигарету. Его уже раздражала не предстоящая встреча, а то, как он на всё это реагировал. Терять контроль над ситуацией для него оказалось сродни смерти. Он не дурак и отчетливо понимал, что попался на крючок своих собственных желаний. Ким не мог думать о работе, о сделке, о ростовщиках и шлюхах – ни о чем! Мужчина думал только о том, как побыстрее оказаться наедине с другим мужчиной и заняться с ним безумным сексом. Приплыли! За всю жизнь, что только не происходило с этим человеком и его не трогало абсолютно ничего! На его глазах умирали люди. Хорошие люди тоже. Он сам убивал без разбора и мужчин и женщин, бывало и такое. Он в бандитских кругах с четырнадцати лет, с того момента, как на его глазах отчим убил мать наркоманку из-за дозы. И мог бы убить и парнишку, если бы тот, защищаясь, не пырнул обидчика ножом. Тэ Сон с детства усвоил один урок:  хочешь выжить – будь хозяином своей жизни. Никому не позволяй управлять тобой. Поэтому, он всегда стремился быть на главных позициях и подминать под себя остальных. Мужчина не доверял никому и, как говорили очевидцы, он даже спал с открытыми глазами. До недавнего времени он был уверен, что его покой и защита заключаются в его наблюдательности и беспрерывном контроле над всем. И если со всем он пока еще справляется и держит руку на пульсе, то вот контролировать себя у него уже не получается. Он словно разделился надвое. Одна его часть требовала оставить всё как есть, а вторая с надеждой нашептывала, что еще не поздно и он может кардинально поменять свою жизнь. Только вот он не понимал, чего он хочет, и к каким изменениям ведут его желания.

Вспомнив про парнишку, которого он только что спугнул и отправил собирать дань, Тэ Сон задумался, откуда сейчас в банду попадают юнцы? Ладно, с ним все понятно: он ребенок перестроек и того времени, когда страна была в упадке. Родители наркоманы, алкоголики, безработные не были редкостью во времена его детства. За последние двадцать лет все сильно изменилось. Зачем молодые люди гробят свою жизнь и идут в рэкет? Отсюда не выйти никогда, только вперед ногами и то, в лучшем случае, если останется тело. Тогда у него не было выбора, а сейчас… Сейчас совершенно другой мир. Даже преступники теперь в законе и могут легально проворачивать свои делишки.

Докурив, мужчина понял, что впервые ничего не понимает. С ним явно что-то происходило, но смелости ему было не занимать. И вместо того, чтобы спрятаться и все вернуть на свои места, он, пусть и со страхом, но решил дойти до конца. Ким Тэ Сон не знал, что его ждет, но, видимо, настоящее ему уже осточертело. И что бы там не маячило впереди, он с болью осознал, что здесь и сейчас ему терять нечего.

 

— Назови своё условие, — бесстрашно спрашивал Дон Хван, готовый на всё, лишь бы войти в альянс со своим конкурентом и воспользоваться его деньгами в своих целях.

Встреча проходила в одном из клубов господина Пака, где управляющим был Тэ Сон. Именно этот клуб мужчина предлагал для свиданий со своим любовником. Сидя за огромным длинным столом в большом закрытом помещении с самыми надежными ребятами, два босса вершили историю своих группировок. Один хотел оставить всё как есть, второй полностью поменять структуру и изменить преступный мир.

— Передать мне все дела, когда ты войдешь в политику, — твердо выставил своё условие Гун Хён.

Дон Хван не скрыл удивления от своего оппонента.

— Ты хочешь объединить две группировки и возглавить их в одного?

— Ну почему в одного? Со мной будут Тэ Су и твоя права рука Тэ Сон. Но суть ты правильно уловил. Если уж ты так хочешь выбиться в люди, тебе нельзя светиться в нелегальном бизнесе. Для тебя это будет уже пройденный этап. Вместо себя ты оставишь Тэ Сона, который, по сути, уже перейдет под моё начало, но ты будешь иметь свои проценты от бизнеса. Конечно, не половину, но зато безопасно для твоей карьеры.

— Ты хочешь заграбастать весь Пусан?

— Да. На этих землях должен быть один хозяин. Выбор за тобой. Оставляем всё как есть или ты идешь на повышение, а я объединяю группировки? Тебе не кажется это самым выгодным предложением?

— Нда, я знал, что у тебя большие аппетиты, но чтобы настолько. Не боишься подавиться?

— Мои потребности в сравнении с твоими — детская шалость. Вот кто не знает меры, так это ты. В твоем возрасте лезть в политику — безумие. Но если иметь за плечами поддержку в лице наших головорезов, твой путь будет куда легче. Ты будешь в верхах, а я останусь здесь, на земле. Ну разве не идеальное сотрудничество и конец нашей долгой войны?

— Ты хитрый старый лис. Если я приму твоё предложение, я могу остаться ни с чем.

— Так и я тоже. В депутатском кресле куда удобнее управлять районами, особенно зная, как здесь все устроено. Ты тоже можешь меня кинуть и устроить зачистку на наших территориях. Никто из нас не защищен. Только если мы будем сотрудничать, каждый из нас получит то, что хочет.

— С этим я согласен. Договорились, — поднял стопку Дон Хван. – За новый мир?

— За нас, — ответил Гун Хён и выпил до дна.

Они еще долго что-то между собой обсуждали и, вместо того, чтобы внимательно слушать, Тэ Сон был сосредоточен совсем на другом. Хотя, надо сказать, нововведения боссов застигли его врасплох. Все эти договоренности направлены на изменения в будущем. Когда еще Дон Хван сядет в депутатское кресло? Никому не известно. И сядет ли вообще? Но идея с объединением банд была не такой уж и плохой. Только вот Тэ Сон понимал, что без жертв такие изменения никогда не происходили. В этом мире никто ничего спокойно не отдаёт, у всего есть своя цена. И кто какую цену заплатит, никто не знает наверняка.

Он все время посматривал на Тэ Су, который так же не обделял его своим вниманием. В гляделки им играть можно было сколько угодно, поскольку для двух конкурентов это обычное дело, и никто не заподозрит, что мысленно они не убивают друг друга, а наоборот наполняют жизнью. Уж Тэ Сон точно только и представлял, как Чон наполняет его собой, и вспоминал ощущения члена в своей заднице. А вообще, сидеть напротив него, буквально в паре метрах, было сродни пытке.

Чон выглядел спокойно и, как всегда, поглядывал на всех своими грустными смиренными глазами. Он странно смотрел на Кима, в его лице не было ни тени злости или агрессии, которая просыпалась в нем во время возбуждения. Наоборот, его взгляд был нежным и спокойным. Глядя на мужчину, в груди Тэ Сона что-то сжималось, словно он ощущал еле уловимую, но оттого не менее надоедливую ноющую боль. Как бы ни запрещал себе Тэ Сон лезть в чужую жизнь, но история мужчины напротив его сильно манила, и он хотел узнать о нём больше. Как Чон погружался в него, так и Тэ Сон хотел окунуться в его душу и, уже на каком-то новом уровне, слиться с мужчиной воедино. Плохо дело, — тоскливо подумал про себя Ким. Ему очень нравилось сейчас быть объектом нежного обожания своего любовника.

Их молчаливый диалог нарушили громкие просьбы и возгласы всех присутствующих, которые требовали боя между мужчинами. Вот этого больше всего и боялся Тэ Сон, поскольку переживал, что во время спарринга у него может встать и это не шутки. Мужчина в последнее время не мог контролировать свое тело и его член поднимался не по его командам, а полностью ориентируясь на Чон Тэ Су, словно теперь тот был хозяином члена Кима. В отличие от Тэ Сона, этот просвещенный самурай ничем себя не выдаст, это точно. Выдержка у него будь здоров! Тэ Сон не удивился бы, если бы узнал, что его любовник медитирует по несколько часов в день.

Увидев растерянность на лице Кима, Чон сразу всё понял и снова посмотрел на мужчину ласковым взглядом, успокаивая его мысли. После этого Тэ Сон совсем потерялся в этом человеке и не понимал, чего от него ждать. Но отказаться и пойти против воли боссов было нельзя. Здесь выбор только один: или ты подчиняешься или тебе быстро находят замену в память о твоем добром имени.

Мужчинам расчистили пространство и выстроились кругом вокруг них. Присутствующие вопили в ожидании, ведь впервые на этот бой будут смотреть все. Ни Чон, ни уж тем более Ким, со следами на своём теле, оставленными вчера от засосов и укусов Тэ Су, не стали снимать рубашки, а только закатали рукава. К тому же, они оба знали, чем закончится схватка, оголи они свои красивые накачанные тела. И вдруг, глядя на своего соперника, Ким понимает, что тот смотрит на него безучастно. Вот просто, как будто видит его впервые и ему до фонаря всё, что сейчас происходит. Тэ Сон даже успел возмутиться про себя, но быстро выкинул эту эмоцию из головы, сосредотачиваясь на движениях противника.

Нападал первым Чон, что тоже было странно. Он двигался быстрее обычного и даже выводил Кима из себя своим поведением. Последний так разозлился, что все переживания и страхи тут же исчезли, оставляя лишь злость на своего оппонента. И вот тут начался бой, которого все ждали.

Мужчины яростно сражались, не уступая друг другу. Ни один из них не боялся покалечить другого, совершенно забыв, кем они друг другу приходятся. По-очереди принимая удары, вместе с тем они оба получали удовольствие от боя с достойным соперником. И всё было бы складно, и закончился бы этот спарринг ничьей или победой кого-то одного, если бы случайно кто-то из толпы не выкрикнул: «Вали эту сучку!», в тот момент, когда Тэ Су взял Кима в захват.

Вы прочитали ознакомительный фрагмент книги «Ты в моем отражении».

Всего книга состоит из 18 глав.

Данная книга распространяется платно в электронном виде. Если вам понравился отрывок, то приобрести книгу целиком вы можете на нашем сайте.

Поддержите автора, подпишитесь на группу ВК:

Спасибо!

Ты в моем отражении. Книга

200,00 руб.

Внимание! Вы покупаете ЭЛЕКТРОННУЮ книгу. Стоимость указана за ВСЮ книгу целиком от начала и до конца. После оплаты вы будете перемещены на страницу для скачивания файлов в 4-х популярных форматах электронных книг: PDF / FB2 / EPUB / MOBI

Поддержите автора, подпишитесь на группу ВК: VK.COM/KAWORUFUN

Описание

Два района. Две группировки, враждующие с тех пор, как они образовались еще сто лет назад. Никто уже не помнит, какая из них была сформирована раньше. Два главаря, соперничающие друг с другом, перенимающие это хобби от предыдущих наставников. Два помощника главарей, каждый, отстаивающий первенство своего господина, но втайне сгорающие страстью друг к другу. Ну не шутка ли? Поистине, насмешка судьбы.

Отзывы (2)
Оплата & Доставка

Как оплатить и скачать электронные книги (инструкция):

1. Переходите в раздел МАГАЗИН и добавляете понравившиеся книги в корзину

2. После добавления товаров в корзину нажимаете ОФОРМИТЬ ЗАКАЗ

3. На странице оформления заказа вы увидите несколько разделов.

Если вы планируете читать автора РЕГУЛЯРНО,  лучше зарегистрироваться на сайте ПЕРЕД ОФОРМЛЕНИЕМ заказа. Вы можете сделать это 2-мя способами:

  • Зайти через вашу учетную запись Google (отлично подходит для телефонов на системе Android) или ВК.
  • Ввести ваши учетные данные ниже (фамилия, имя, телефон и E-mail) и поставить галочку "Зарегистрировать вас?". Тогда сайт создаст вам учетную запись и пароль будет отправлен вам на ваш E-mail

Регистрация на сайте удобна тем, что все купленные вами книги будут храниться в вашем "Личном кабинете" в разделе "Загрузки"

Если вы приобретаете книгу РАЗОВО, то регистрация в данном случае необязательна.

Оплаты на данном сайте проводятся через агрегатора платежей Яндекс: Ю.Касса

4. После нажатия кнопки ОПЛАТИТЬ вы будете перемещены на страницу сервиса Ю.Касса. Выбираете там любой удобный способ оплаты, оплачиваете и после всех операций внизу будет кнопка "ВЕРНУТЬСЯ В МАГАЗИН". Нажав ее, вы попадаете на страницу (см.картинку) успешного завершения заказа.

ВНИМАНИЕ! Файлы книги загружаются прямо с этой же страницы в 4-х форматах:

  • для компьютера: PDF
  • для телефонов, смартфонов и планшетов: FB2, EPUB, MOBI

Программы для чтения книг в формате FB2 можно скачать тут:

Andriod Apple

Для бумажных книг

Оплата на сайте осуществляется через агрегатора платежей Яндекс Ю.Касса.

Доступна оплата VISA, MASTERCARD, MAESTRO, SberPay

Расчет доставки осуществляется при оформлении заказа в зависимости удаленности вашего региона от Центральной России.

Обычная ставка по России в пределах Ростов-Новосибирск не более 150р. При заказе 3-х и более книг стоимость увеличивается.