04_xmas_stories

ДЬЯВОЛЬСКИЙ СУДЬЯ. РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ИСТОРИИ ЛЮБВИ. КНИГА 4

Автор: Kaworu Terayama

ГЛАВА 1. ЧЕГО ХОТЯТ ЁЛОЧКИ

Ё Хан и Га Он прилетели в Корею в канун рождества. С самолета они сразу направились в суд на съемки шоу, а по окончании, уставшие и вымотанные, поехали в свой дом. Целый месяц они не переступали порога собственного дома, но рождество они были обязаны встретить здесь!

Зайдя внутрь, Га Ону стало грустно, что дом не был украшен рождественскими украшениями и нет самого главного – живой елки, которая своим запахом создавала в доме уют и волшебную атмосферу. Для Га Она соблюсти все традиции было важным атрибутом, поскольку воспоминания о детстве продолжали объединять его с родителями и хранить в себе то тепло, которым был тогда наполнен их дом. Даже когда он остался совсем один, каждый год парень покупал и украшал живую елку и этот праздничный запах детства он никогда не променяет на безжизненное искусственное дерево.

Га Он решил не грустить и завтра, вместе с Ё Ханом, съездить на рынок и купить елку, а сегодня отметить праздник с хорошим вином и легкой закуской в компании любимого. А потом… потом спать, потому что сил уже ни на что не осталось.

— Я сейчас в душ и быстро приготовлю нам что-нибудь перекусить, — еле волок ноги Га Он, пытаясь не заснуть на ходу.

— Ты уверен, что хочешь отмечать сегодня? Мы могли бы с утра встать и спокойно все приготовить, — Ё Хан с сочувствием провел по голове любимого, предлагая все отложить, чтобы Га Он не переутомлялся.

— Нет. Так не положено. Рождество в эту ночь и мы должны его встретить, как полагается! – в своей бескомпромиссной манере отчебучил молодой человек, как будто ему не тридцать, а все шестьдесят, и все эти «положено» из прошлого века.

Ё Хан не спорил, Га Ону виднее, как положено, потому что мужчина ничего не понимал в семейных традициях и праздниках. Ему все равно, когда пить вино, сидеть под пледом с любимым и заниматься с ним сексом. Для этого особых поводов Ё Хану не было нужно. Но если Га Ону нужна вся эта мишура и атрибутика, господин Кан просто обязан исполнить для него рождественское чудо!

— Тогда иди в душ, я пока разберу вещи.

Га Он послушно ушел, а Ё Хан, убедившись, что тот скрылся за дверью ванны, быстро схватил ключи от машины и выскочил из дома. На часах было еще восемь вечера. Если поспешит, мужчина успеет заехать в магазин и купить все необходимое и даже елку!

Какое разочарование ждало Ё Хана, когда уже в третьем торговом центре он не мог найти живую елку и только слышал: «перед вами забрали последнюю». Мужчина злился, но верил в удачу, а еще больше в себя! Без елки он домой не вернется, он так решил. Зато с продуктами и спиртным проблем не было. Господин Кан набрал еды, словно собирался уйти в подполье на месяц. Но так как он не знал, что может пожелать его любимый, он по памяти взял все, что тому нравилось, и надеялся, что ничего не напутал. Самое главное — шампанское и клубника. Или это слишком пошло и примитивно? В какой-то рекламе Ё Хан услышал, что без клубники нет романтики. А так как он в романтике ничего не понимал, то наивно верил всему, что говорят в рекламе. На всякий случай еще шоколад, рождественские печенья, леденцы и всякую всячину, которую впихивают маркетологи в праздничные дни, но которая и вправду создает праздничное настроение, поэтому люди не жалея денег скупали все, лишь бы украсить яркими воспоминаниями очередное рождество.

Ё Хан и в этом ничего не понимал. Они никогда не отмечали с Элией праздники. Он дарил ей большой, дорогой подарок, оговоренный с ней заранее и на этом все. Если оба были расположены друг к другу и в хорошем настроении, то они могли поужинать вместе, но это случалось редко. Но с этого года он вроде как обязан на правах главы семьи удовлетворить пожелания каждого члена семьи Кан. Мужчине было приятно примерять на себя образ заботливого отца и мужа, который с легкостью исполнит все желания, словно он Санта Клаус. И все было бы хорошо, только вот с легкостью найти елку никак не получалось. Он даже не знал, где еще ее можно купить! Но чем труднее задача, тем веселее господину Кану.

Время шло, он объездил все магазины, о которых вспомнил и которые попадались ему по пути. Все тщетно. Га Он уже названивал не в первый раз и, похоже, был недоволен исчезновением благодетеля, который снова придумал для себя очередное приключение.

— Тебе что, на месте не сидится? – недовольно, вяло спросил Га Он.

— У меня еще дела, — просто отвечал Ё Хан, не желая раньше времени рассекречиваться.

— Знаю я твои дела. Давай домой, иначе я сейчас усну и мы все пропустим.

— До рождества еще два часа. Я успею приехать.

Послышался тяжелый вздох. Га Он был настолько уставшим, что не хотел продолжать уговаривать любимого. Если тот что-то себе надумал, переубедить его будет трудно, а энергия и так на нуле.

— Ложись спать, — предложил мужчина. – Я приеду, разбужу тебя, обещаю.

— Ты уверен?

— Обещаю, у нас будет наше первое рождество, — со всей ответственностью сказал Ё Хан.

—  Спасибо.

— Малыш, я люблю тебя.

— Взаимно, — пробубнил неловко Га Он и положил трубку. Мужчина улыбнулся, представив его сонное, залитое от смущения краской, лицо.

Ё Хан уже готов был заказать елку хоть из России, которую специально для судьи транспортировали бы немедленно эспресс доставкой. Но ему не пришлось идти на такие отчаянные меры. Проезжая мимо салона Шевроле Ё Хан увидел красиво наряженную, светящуюся елку у входа в салон. В этот момент он понял – это она. Та, которую он искал весь вечер.

В салоне его узнавали не как известного судью Кан Ё Хана, а как постоянного покупателя, который имел слабость к американским машинам и покупал каждый раз новенькую, стоило ей появиться в продаже. Но в этот вечер персонал был настолько удивлен, что даже не знал, как ответить на пожелание господина Кана перевезти рекламную елку в его дом. Ну и заодно, раз так сложились обстоятельства, мужчина смекнул, что он не останется без подарка для Га Она, и, в придачу к елке, купил своему возлюбленному новенькую черненькую Шевроле Камаро.

Договорившись о доставке, мужчина с чистым сердцем и полным удовлетворением направился с эскортом домой. За ним ехала новая машина, а следом за ней маленький грузовик, на котором уверенно и гордо стояла уже украшенная ёлка. Она и не предполагала, какие приключения ждут ее под рождество и что в доме семьи Кан намного интереснее, чем стоять одиноко у входа, где все внимание было приковано не к ней, а к витринам с красивыми тачками. Поэтому она пережила переезд и даже ни разу не завалилась, оставаясь такой же красивой и безупречной.

Персонал оставил машину у ворот, а Ё Хан, как настоящий Санта Клаус, сильный и добрый, занес ёлку в дом и установил ее в гостиной, подключив к сети. Она была под два метра высотой и, сверкая, переливалась в темноте разными цветами. Ё Хан понял, как одна деталь меняет не только интерьер, но и само ощущение праздника. На сердце вправду стало тепло от запаха и света этой красавицы. В доме было тихо, а на часах уже пол двенадцатого.

Мужчина, как обещал, пошел будить Га Она, который так сладко спал, что рука не поднималась потревожить его спокойный сон. Он легонько коснулся своими губами губ Га Она, тот в ответ поерзал от щекотки и продолжил спать. На этом мужчина не остановился и поцеловал снова. Га Он недовольно застонал и еще больше свернулся калачиком, чтобы скрыть лицо от навязчивых прикосновений. Ё Хан тихо засмеялся.

— Ты все проспишь, засоня — шептал Ё Хан на ушко, проводя носом по волосам любимого и вдыхая его сладкий аромат.

Га Он постепенно пробуждался. Лень была сильнее его и парень медленно и с неохотой потягивался, но по-прежнему не мог открыть глаза.

— От тебя пахнет новым годом, — низким расслабленным голосом сонно пробормотал Га Он.

— Это как?

— Елкой и морозом, — пояснил юноша. – У тебя нос холодный.

— Извини, — мужчина стал руками греть нос. – Пойдем вниз?

— Я ничего не приготовил, — стесняясь за свое безответственное поведение, скукожился парень.

— Я накупил много еды и закусок, пойдем, — Ё Хан в нетерпении тянул любимого за руку.

Га Он потер глаза и, окончательно придя в сознание, встал и пошел следом за мужчиной, который крепко держал его руку в своей и вел за собой. Спускаясь по лестнице, Га Он видел, как сверкает первый этаж. И вот, перед ним возникла картинка, словно ожила новогодняя открытка, и он, как маленький мальчик, попал в свою детскую сказку. Наверное, мы все в рождество немного дети, оттого так любим этот праздник, сколько бы лет нам не было. Мы все так же, каждый год, затаив дыхание, любуемся мерцанием огоньков и верим, что это настоящее чудо. Так и сейчас, плененный красотой этой величественной красавицы, Га Он не мог найти слов! Он ходил вокруг, разглядывая и не понимая, как Кан Ё Хану за короткий промежуток времени удалось исполнить его желание. И лишь когда он обратил внимание, что на некоторых шариках красуется рекламная надпись «Шевроле», Га Он не смог сдержать смеха, перерастающего в хохот. Господи, это мог совершить только Кан Ё Хан. Это же нужно было додуматься! На эмоциях парень подлетел к мужчине и крепко стал того обнимать, всем сердцем благодаря за такой чудесный подарок, который стал вдвойне приятнее от мыслей о том, на что пошел Ё Хан, чтобы порадовать его.

— Я знаю, что ты сам хотел украсить, — начал мужчина, — если хочешь, можем все снять и снова ее нарядить.

— Ты что! Это лучшая елка в моей жизни! – восхищался Га Он. – У тебя в голове точно нет ограничений. Как тебе вообще пришла в голову такая мысль?

— Я просто ее увидел, подъехал и забрал, — не понимал восторга парня Ё Хан. Вроде все логично и обычно для мужчины, но юноша пищал от радости и продолжал восхищаться смекалкой возлюбленного. По правде говоря, Ё Хану было очень приятно чувствовать себя героем, который смог, не смотря ни на что, преодолев все трудности, удивить любимого.

— С тебя ужин, я переоденусь и спущусь, — он поцеловал парня в лоб и, уходя, все поглядывал на Га Она, который, как завороженный, не мог оторваться от этой красоты.

 

Они сидели в гостиной в полумраке напротив своей красавицы, загипнотизированные ее, и молча пили шампанское. Га Он заметил, что Ё Хан уже носом клюет и засыпает на ходу, но старается держаться, чтобы не подвести любимого и побыть с ним еще в интимной праздничной обстановке. А парень уже выспался и совсем не хотел спать. Он мог так просидеть хоть всю ночь.

— Иди ко мне, — сжалился Га Он и, забрав бокал у мужчины, похлопал себя по бедру, приглашая любимого прилечь.

Ё Хан подполз, как большая домашняя собака, и положил голову на колени хозяина, который незамедлительно потрепал его по волосам и стал нежно гладить, убаюкивая уставшего любимца. Мужчина уткнулся в живот юноши и, приподняв его мягкую бежевую пижаму, забрался под нее лицом и стал целовать упругий торс парня. Га Он дернулся от щекотки, но быстро привык к горячему дыханию, а Ё Хан, наслаждаясь телом юноши и его опьяняющим запахом, уже готов был провалиться в сон, но не тут то было. Его необдуманный поступок случайно поднял в нем горячую волну возбуждения, и поцелуев в живот мужчине вдруг стало мало. Он полез дальше и стал стягивать с парня штаны, пробираясь к нему в трусы в предчувствии своей награды.

Га Он нисколько не противился и спокойно с улыбкой наблюдал, как Ё Хан хозяйничает в его трусах, лаская член любовника. И пока мужчина делал ему минет, медленно, со вкусом, никуда не торопясь, Га Он продолжал водить пальцами по волосам, иногда сжимая их на пике сильного нестерпимого возбуждения. Ощущения накатывали как волны: отступая и снова захлестывая с головой. А Ё Хан, как ребенок, который получил свой леденец, никак не мог от него оторваться и делал все, чтобы подольше с ним поиграть.

— Я больше не могу, — удерживая Ё Хана за волосы, Га Он остановил его.

— Хочешь, чтобы я в тебя вошел?

— Хочу сделать тебе хорошо, — наклонился юноша и влажно поцеловал мужчину, облизывая его язык, иногда посасывая кончик.

Га Он быстро научился соблазнять любимого, действуя на ощущениях. Ё Хан позволял и поддерживал любовника во всем, не ограничивая его тайные желания. Оттого Га Ону было легко импровизировать и не стесняться демонстрировать свои умения. В сексе они были максимально честны и открыты, доверяя друг другу без остатка. И если Ё Хан, дерзкий и страстный, был таким же в жизни, то вот Га Он, настоящий Га Он, раскрепощенный, смелый и похотливый, был таким только в объятьях своего любимого. В этом было его очарование и манящий призыв, который видел только Ё Хан и устоять перед которым было невозможно, где бы они не находились.

Ё Хан приподнялся и, развернув Га Она к себе спиной, поставил того на колени, сняв с него остатки одежды. Молодой человек облокотился на спинку дивана и прогнулся в спине, раскрываясь перед своим любовником медленно и пошло. С губ Ё Хана слетел непроизвольный стон при взгляде на обнаженное тело юноши в свете мерцающих огней. Какой он сексуальный и соблазнительный! Мужчина дотронулся до его спины, провел по ней ладонью сверху вниз и остановился на его крепкой, возбуждающей заднице. Он сжал ее в своих руках и раздвинул, затаив дыхание. Его манила сладкая дырочка парня, которая непроизвольно сжималась от желания получить в себя горячую мужскую плоть. Ё Хан не смог устоять от соблазна и, наклонившись, облизал ее, вдавливая язык в кольцо сжатых мышц. Со временем она расслабилась и мужчина мог проникать чуть глубже в те моменты, когда Га Он стонал и инстинктивно двигал бедрами навстречу твердому языку любовника.

— Пожалуйста, трахни уже меня, — взмолился парень, растаявший от долгих ласк и прелюдий. Га Он больше не мог терпеть эту пытку, не свойственную Кан Ё Хану, который всегда брал сразу, резко и на эмоциях. Молодому человеку нравились нежности, но со временем они превращались в мучительные терзания и Га Он был готов на все, лишь бы перейти на следующий уровень и почувствовать в себе член любимого. Стать с ним одним целым, быть наполненным им, чувствуя его любовь и наслаждение, которые мужчина бесконечно дарил своему мальчику.

Ё Хан понял, что увлекся красотой и неприлично сексуальным телом Га Она, которое податливо отвечало на все его ласки, жадно требуя еще. Мужчина распахнул халат, под которым не было нижнего белья, и приставил свой член к чувственному местечку юноши, которое ныло от возбуждения и готово было на все. Ё Хан подумал, что дразнить парня долгой прелюдией ему нравится не меньше, чем страстно трахать его, видя, как тот изнывает от удовольствия. В обоих случаях Га Он был нетерпелив и жаждал кульминации, но, чем дольше ее не наступало, тем сильнее юноша испытывал неописуемое состояние экстаза. Как бы он не умолял Ё Хана дать ему кончить, мужчина понимал, что, на самом деле, тело любимого желает подольше испытывать томительное мучение в преддверии оргазма.

Ё Хан, не изменяя себе, вошел в попку Га Она внезапно, задержавшись на несколько секунд, чтобы полностью ощутить горячую тесноту его тела. Любовник под ним простонал и задышал еще глубже и сильнее. Еще немного и Га Он непроизвольно кончит, чувствуя как головка члена дразнит, проникая в него, выходя на пол пути и снова стремительно вонзаясь. Руки Ё Хана потянулись к шее любовника и с тяжестью опустились с двух сторон, сжимая в ладонях горло молодого человека. Тот чуть не сорвался, но мужчина быстро вышел из него, не давая освободиться из его сексуального плена. Га Он снова разочарованно простонал.

— Блядь, я больше не могу, — выругался он, что бывало крайне редко. Значит он уже на пределе и Ё Хан понял, что затягивать больше нельзя. Хотя, была бы его воля, он играл бы так со своим любовником всю ночь.

Мужчина снова подумал про разницу в возрасте и разозлился, что Га Ону было только на руку. Быстро, с силой трахая своего любовника, мысленно Ё Хан доказывал сам себе, что в отличной форме, и в действительности так и было. Только вот Га Ону всего тридцать и парень был до ужаса нетерпелив и резок. Но все ненужные мысли улетучились, как только Ё Хан сильнее схватил любимого за шею и стал делать с ним то, что ему нравилось больше всего, насаживая парня на себя, проникая в него глубоко и быстро, заставляя Га Она задыхаться от его скорости и сводить с ума до дрожи во всем теле. Их стоны и дыхание смешались. Стенания и крики любимого, не сдерживаемые никакими ограничениями, возбуждали еще сильнее. Ё Хан знал, что сейчас парень кончит, и, когда чувствовал, как Га Он рефлекторно сжимает его член во время оргазма, как сейчас, мужчина кончал сразу же вслед за ним.

Такого протяжного рыка Га Он не слышал уже давно. Довольный, понимая, что Ё Хан сейчас на седьмом небе от счастья, как и он, юноша развернулся к любимому и рукой притянул к себе, чтобы поцеловать в благодарность за незабываемый рождественский секс. Ё Хан повалил его на диван и лег сверху, целуя, как ненормальный, своего возлюбленного. По всей видимости, после такого страстного секса мужчина не утомился, а, наоборот, набрался сил и, не выпуская юношу из своих объятий, душил его своей любовью. На что тот в ответ только крепче прижимал к себе мужчину.

Да, елочке из салона Шевроле повезло оказаться в доме Кан, где царила любовь и полное взаимопонимание. И ей точно не придется скучать с этой парочкой, у которой, по всей видимости, наконец, случился медовый месяц в канун рождества.

ГЛАВА 2. ЗАГОВОРЩИКИ

Сын Ги сломал всю голову, не зная, что подарить Мин Ву на рождество. Каждый год на все праздники парень дарил мужчине в шутку предметы в виде члена: брелки, кружки с картинкой внушительного размера, формочки для льда, игрушка-пищалка, подушка-обнимашка, зажигалка, мыло и даже напольный светильник, заказанный специально из Китая для лучшего друга. Вся эта членоколлекция не выбрасывалась, а хранилась в шкафу Мин Ву, где-то далеко за семью замками. Сын Ги почему-то был уверен, что такие подарки нравятся геям, поэтому старался изо всех сил в очередной раз шокировать министра и у него это получалось. Но в этом году все изменилось и Сын Ги чувствовал большую ответственность, чтобы угодить любимому и показать, что его подопечный не только может развеселить, но и удивить вечно сомневающегося в нем мужчину. Это было уже дело принципа, которое подстегивало парня и усложняло ему задачу. Он хотел сделать для любимого что-то невероятное. Но вот что? Облазив и исчитав весь интернет в поисках необычных подарков, Сын Ги забросил это дело, так ничего полезного для себя и не найдя. Это же Мин Ву! Планка стояла высоко!

— Ты не хочешь пригласить Га Она в гости? С Кан Ё Ханом, — невзначай, предложил парень, стоя напротив зеркала в душе.

Это был первый день рождества, начались выходные дни, которые мужчины хотели провести беззаботно, наслаждаясь обществом друг друга. Сын Ги сняли все повязки, он уже мог свободно пользоваться рукой, но пока с осторожностью. Поэтому активные развлечения сразу же отпали, а компания для веселья не помешала бы, так как Мин Ву по-прежнему не всегда соглашался развлекаться с парнем в постели, ограждая того от случайных травм. Но у Сын Ги был еще шкурный интерес – ему очень хотелось побеседовать с господином Каном наедине, в доверительной и неформальной обстановке, чтобы тот рассказал юному гею, как ухаживать за своим мужчиной.

— Если хочешь, я могу позвонить, — обыденно ответил Мин Ву, понимая, что Сын Ги нужно как-то развеять, а общество замужних мужчин пойдет им всем только на пользу. – Только пить тебе много нельзя, — сразу предупредила его мамочка-наседка.

— Ты снова за свое? – он недовольно брызнул в Мин Ву водой, на что мужчина сексуальным движением руки вытер со своего лица капли и провел по волосам. Сын Ги аж рот открыл.

— Я терпеть не могу заниматься сексом с пьяными мужчинами, — серьезно заявил министр.

— А, ты в этом смысле? – успокоился парень, ошибочно думая, что Мин Ву снова его оберегает. – Тогда без проблем. У тебя что, плохие воспоминания? – сразу заинтересовался парень.

— Не люблю, когда он вялый. Алкоголь сильно влияет на эрекцию и активность, — утверждал мужчина. – Я люблю хороший стояк.

— Ух, какой ты! Смотри, у меня от твоих слов аж встал, — Сын Ги показал доказательство своим словам.

Как же легко его было обмануть и заставить делать, как хотел Мин Ву, подумал про себя мужчина, который в принципе и не обманул, но в большей степени переживал за еще не до конца зажившую рану. Однако в воображении он представил, каким был бы секс с Сын Ги, когда тот в нетрезвом состоянии. Пьяным и навеселе министр видел его часто после клубов, которые тот посещал регулярно. Эти походы заканчивались сексом, так говорил Сын Ги, но какой-то удовлетворенности в парне Мин Ву не видел. Наоборот, тот становился еще более похотливым и развязным. Об этом министр подумает позже, а сейчас, восхищаясь достоинством любовника, мужчина наклонился и быстро поцеловал его член, развернулся и направился к выходу.

— Это все? – разочарованно простонал Сын Ги.

— Хорошего помаленьку, — дразнил Мин Ву.

— Когда-нибудь я привяжу тебя к кровати и ты не сбежишь! – крикнул вслед уходящему любовнику парень. Этот неуловимый и всегда строгий мужчина иногда злил его не на шутку.

 

Ё Хан сначала расстроился, что Га Он захотел поехать в коттедж к министру. Они и так всегда где-то с кем-то проводят свое время. Но Га Он был прав, развеяться им не помешает и даст возможность свободно пообщаться в кругу друзей. Такой роскоши может не представиться еще очень долго и нельзя упускать возможности разнообразить свою не только интимную, но и личную жизнь.

На радостях мужчина совсем забыл, что для Га Она у ворот стоит подарок, купленный вчера ночью. И лишь только когда они вышли на улицу, Ё Хан, между делом, поздравил любимого с рождеством.

— Это что? – смотрел тот на новенькую Шевроле Камаро с выпученными глазами.

— Это мой подарок тебе. Дали в придачу к ёлке, — шутил мужчина, довольно улыбаясь. Он кинул парню ключи. – Ты за рулем, заодно испробуешь ее.

Га Он кинул ключи ему обратно.

— Ты завтра же ее вернешь, — серьезно сказал парень.

— Почему? Тебе не нравится? – недоумевал Ё Хан.

— Во-первых, это очень дорогой подарок и ты заранее со мной это не обговаривал. Я еще понимаю – дом. Я принял его, зная, как это важно для тебя. Но вот все эти дорогие игрушки не по мне. Во-вторых, мне некуда на ней ездить. Если я приеду на работу на этой тачке, меня тут же уволят и обвинят в коррупции.

— А если это подарок от друга?

— Друзья такие подарки не делают.

— Я делаю, — решительно сказал Ё Хан.

— Кому еще ты подарил машину, кроме меня?

— Никому, — расстроенный мужчина совсем поник.

— Вот и все. Ты не хочешь привлекать к нам внимание, но делаешь все, чтобы о нас говорили. И в-третьих, мне не по себе, что я подобные подарки в ответ делать не могу. Не унижай моего достоинства, — Ё Хан хотел было что-то возразить на этот счет, но Га Он ему не дал слова. – И это не обсуждается! Просто прими мои чувства и все. Тебе не понять.

Ё Хан отвел взгляд и глубоко вздохнул. Почему-то он чувствовал себя виноватым и подумал, что, наверное, нужно было как-то по-другому преподнести свой жест доброй воли. Однако до завтра еще целые сутки и, возможно, ему удастся убедить Га Она в обратном, сохранив  достоинство парня в этой щепетильной ситуации, хоть мужчина и не понимал, о чем вообще думает его муж! И почему Ё Хану нельзя проявлять любовь к Га Ону так, как он считает нужным?

 

Только в гостях мужчины смогли немного расслабиться и забыть о неприятном инциденте, произошедшем перед выездом. Мин Ву и Сын Ги радушно встречали друзей и не было между ними больше искр недоверия и болезненных подозрений. Особенно это касалось Сын Ги и Га Она, которые в момент стали лучшими друзьями.

Пока судья Ким и министр готовили обед, Сын Ги окучивал Кан Ё Хана, стараясь познакомиться с ним поближе. На радость парня, господин Кан тоже любил бои и даже долгое время занимался ими.

— Тебе сейчас нужно правильно составить тренировки по восстановлению, — увлеченно рассказывал Ё Хан, сидя в гостиной, нарядной и украшенной новогодним декором. Он попивал виски, который вовремя подливал ему Сын Ги. Парень был уверен, что залог хорошего общения между мужчинами — это градус, который должен стремительно подниматься вверх. Сам он цедил спиртное медленно, вдобавок размешивая его с водой. – Мне на позвоночник упала деревянная балка, — продолжал судья, — после этого я восстанавливался пол года. Никаких резких движений, только растяжка и постепенное увеличение нагрузки.

— И как сейчас?

— Если делаю перерыв в тренировках, начинает болеть. Кстати, Га Он об этом не знает,- внезапно открылся мужчина.

— Ты с ним не обсуждаешь такие вещи? – заинтересовался Сын Ги и понял, что сейчас можно перейти к более деликатным темам.

Ё Хан ненадолго задумался. Он никогда всерьез не размышлял об этом, но если подумать, то действительно, мужчина многое недоговаривает своему любовнику.

— Не хочу, чтобы он переживал, — подытожил свои мысли судья. – Еще не хватало, чтобы он меня жалел, — поморщился он.

— У меня такие же мысли, — стал говорить шепотом Сын Ги, — но я не знаю, как повлиять на Мин Ву и пресечь раз и навсегда его гиперопеку.

Кан Ё Хан улыбнулся, глядя в это наивное светлое лицо ребенка, которому только предстоит обуздать своего любовника и научиться вести главенствующую роль в отношениях.

— С министром это не просто, — протянул загадочно Ё Хан. – Из того, что я успел заметить, я могу сделать вывод, что он крепкий орешек и очень хитрый. Думаю, его можно обуздать только силой.

— У вас с Га Оном так же?

— Нет, — довольно улыбнулся Ё Хан. – У нас с ним договоренность, которую мы соблюдаем. Ему нравиться подчиняться, мне подчинять. У вас с Мин Ву совершенно другие отношения. Тебе придется постараться, — говорил мужчина так, словно попал в компьютерную игру и проходил ее, с интересом наблюдая, а что будет дальше?

В какой-то момент Ё Хан понял, что ему нравится разговор о том, как приручить министра! Видимо где-то в подсознании, соревнуясь с Мин Ву, судья хотел бы увидеть того на коленях, пусть и поставленного другим мужчиной. Это же так забавно! И если Кан Ё Хан может приложить к этому свою руку, то он с радостью поможет Сын Ги стать доминантом. И тогда, через Сын Ги, судья найдет управу на министра, который прямо сейчас, в данный момент, заигрывает с Га Оном на кухне. Мужчина видел это и понимал, что Мин Ву устраивает этот спектакль специально для него. Как же они были похожи в своих методах! Ё Хана заводила эта игра и, если честно, он был рад, что в его окружении оказался достойный соперник, играть с которым будет одно удовольствие.

Еще больше заинтересовавшись Сын Ги, Ё Хан твердо решил заняться воспитанием этого парня!

— Я до сих пор не сделал ему подарок, — совершенно искренне, с грустью сказал Сын Ги. – Я не знаю, как себя вести и боюсь лохануться.

— У Мин Ву есть деньги, — задумавшись начал  Ё Хан, — значит, ему нужно дарить воспоминания, события — то, чего он не ожидает. Есть идеи?

— Никаких. Я в этом полный ноль. Надеялся, ты мне подскажешь, — честно признался парень.

— Ну чем он интересуется, ты хотя бы знаешь?

Молодой человек пожал плечами и со стыда, налив себе чистого виски, хлебнул залпом.

— Не знаю. Он помешан на своей работе и сексе. Хотя, последнее… — замялся парень, а потом продолжил, была не была, уже все свои, — не так часто происходит. То одно, то другое — достало. Как будто мне член прострелили, а не плечо.

— Хм. У меня есть идея, — хитро улыбнулся Ё Хан, уже заметно пьяненький. Вообще они с Сын Ги за разговором быстро дошли до кондиции. Голос стал громче, они чаще стали смеяться.

Га Он повернулся на шум и увидел, как мужчины, сидя близко друг к другу, о чем-то секретничают и ржут. За этим было приятно наблюдать, зная, как Ё Хан не умеет расслабляться в компании чужих людей. А тут мужчина вел себя так, словно они с Сын Ги — закадычные друзья. Но что-то подсказывало судье Киму, что это веселье не к добру. Ё Хан, увидев пристальный взгляд Га Она, только подмигнул ему и широко улыбнулся. «Ладно, не маленький», — подумал юноша и вернулся к разговору с Мин Ву.

— Что у них может быть общего? — размышлял Га Он вслух, продолжая продумывать в своей голове различные варианты исхода этого вечера.

Мин Ву делал отбивные, держа в руках молоток для мяса. Он уже давно приглядывал за своим подопечным и злился, что Сын Ги его не послушал и не знает меры в выпивке. А еще только обед!

— Мне кажется, я догадываюсь, — министр продолжал наблюдать за парочкой, которой было интересно и весело вдвоем. Они случайно столкнулись глазами с Ё Ханом и Мин Ву понял, что думает он в верном направлении. Судья так хитро прищурившись посмотрел на министра Яна, что у последнего не осталось больше сомнений – Кан Ё Хан вербует его любовника. – У вас в последнее время все хорошо в сексе? – не задумываясь, Мин Ву просто спросил, продолжая находится мыслями в гостиной и присматривать за Сын Ги.

Га Он немного опешил и замер. Сначала его возмутил этот слишком личный вопрос, но потом, вспомнив, что это Мин Ву, единственный человек с которым Га Он мог обсудить подобное после той ночи откровений, парень, не долго думая, разговорился.

— Кхм, — Га Он с трудом подбирал слова. – В последнее время… он перестал быть жестоким, — максимально просто и емко ответил молодой человек.

Мин Ву тут же отвлекся от парочки в гостиной, потому что его очень заинтересовал парень справа, который был весь перепачкан в муке, готовя праздничный ягодный пирог. Мужчина многозначительно улыбнулся, осознав причину расстройства Га Она.

— Как интересно.

— Не вздумай ржать надо мной.

— Да нет, это так пикантно, — Мин Ву не мог убрать улыбку с лица. – И очень мило. Судья Ким, я не знал, что вы любите остренькое.

— Я же попросил, — пригрозил Га Он.

Мин Ву отложил мясо и подошел к парню. Они стояли близко, спиной к своим любовникам.

— Там, похоже, Сын Ги учится у господина Кана, как укрощать строптивого в моем лице, — мужчина говорил тихо, чуть наклонившись над ухом Га Она. Со стороны это могло расцениваться, как заигрывание. Га Он притих и внимательно слушал. – Если я еще хоть секунду буду стоять вот так рядом с тобой, Ё Хан не то, что жестоким сегодня будет. Мне кажется, он немедленно вызовет меня на дуэль, — засмеялся мужчина.

— Это запросто, я начинаю за тебя волноваться, — локтем Га Он пихнул министра в бок, чтобы тот был осторожен и немного от него отодвинулся, но, как назло, этот жест выглядел еще более провокационно.

— Ради друга я готов взять на себя удар, — еле сдерживая смех, Мин Ву намекал, что ради личного счастья Га Она он готов немного пожертвовать собой.

— Тебе какая с этого выгода? – не до конца верил судья, чувствуя, что министр что-то недоговаривает.

— Кан Ё Хан может дружить, только если ему будет весело. Постараюсь его не разочаровать и немного повеселить.

— Вы оба ненормальные, — Га Он хотел сказать это с претензией, но себя не обманешь, парню нравились такие же безумные личности, как его любовник. – Что тянуть? Положи руку на мою задницу, вот тогда все и повеселимся, — с издевкой предложил Га Он.

— Единственный, кому будет не смешно, это Сын Ги. Я не могу так его подвести. Хотя, была бы моя воля, я бы и на стол тебя сейчас посадил.

— Министр Ян! – чуть громче, чем нужно, воскликнул Га Он. А потом, чуть тише, добавил, — тогда бы Ё Хан трахнул не меня, а тебя.

— Он не в моем вкусе.

— Он бы даже спрашивать тебя не стал, — тут же ответил Га Он.

— Тогда, наверное, Сын Ги стоит с ним подольше пообщаться, — мечтательно протянул мужчина.

— Тоже потянуло на остренькое? – ехидно спросил парень, на что Мин Ву, заигрывая, пожал плечами.

Мужчины веселились, как могли и кто на что горазд. Единственные, кто еще сдерживал эту вакханалию, были Сын Ги, который со всей серьезностью отнесся к разговору с Кан Ё Ханом, и Га Он, который в силу своего воспитания не мог переступить через некоторые границы. А вот Мин Ву с Ё Ханом словно играли в партию бильярда: кто загонит в лузу больше шаров и кто кого посильнее заденет.

ГЛАВА 3. ПЕСНЬ ЛЮБВИ

— Поехали, — внезапно по-дружески Ё Хан шлепнул Сын Ги по бедру.

— Куда? – вытаращил на него стеклянные глаза парень.

— За подарком министру.

— Кто поведет? – ответственно спросил молодой человек, стараясь выглядеть трезвым, как стеклышко. – Мы оба уже пьяные.

— Какая разница. Ты хочешь его удивить?

— Конечно!

— Тогда тебя ничто не должно волновать, кроме этого, — вставая и чуть пошатнувшись, произнес речь мужчина.

— Понял, — впитывал в себя познания Сын Ги.

— Судья Ким, — внезапно Ё Хан обратился к Га Ону и по его официальному тону тот понял, начинается веселье.

Га Он подошел к любимому и мужчина, схватив его за талию, привлек к себе и сочно поцеловал в губы. От него несло спиртным. Га Он не знал, что делать и как реагировать на такое бесстыдное поведение любимого, поскольку оказался в подобной ситуации впервые. Но когда Ё Хан полез обниматься более откровенно, парень резко дал отпор и отстранился.

— Мне не нравится, — сразу предупредил он.

— Не нравится? – зло посмотрел мужчина на своего любовника. Ё Хана задело, что Га Он так демонстративно его отвергает на глазах других людей.

— Не нравится, — повторил Га Он, ничуть не смущаясь. Мужчина вел себя странно. Если он хочет что-то кому-то доказать и показать всем, что у него большой член, то пусть доказывает это без Га Она. Парень не подписывался играть в эти мужские сексуальные игры. Молодому человеку даже в голову не пришло, что он сам дал добро вести себя в доме министра так, как хотел судья. А Ё Хан хотел обнимать своего любимого.

— Тебе не кажется, что за один день тебе много чего не нравится? – не сдержался Ё Хан, не обращая внимание на окружение. Он начинал заводиться, но делал это в своей снисходительной манере, стараясь побольнее уколоть парня. Га Он сразу понял, что ему прилетело за машину.

— Ты за этим меня позвал?

— Мы с Сын Ги ненадолго уедем, но я так понимаю, что мог бы и не сообщать. Ты бы даже не заметил моего отсутствия.

«Да что за детский сад?!», — подумал про себя Га Он. Так вот какой Кан Ё Хан, когда нетрезвый – настоящее дитё, которое обижается по пустякам и надувает губы. Еще наверняка будет придумывать, как отомстить парню за его самовольное поведение.

— Спасибо, что предупредил, будьте осторожны, — напряженно сказал Га Он и ушел на кухню, успокаивать свои нервы за готовкой, и видимо, ему тоже пора выпить.

Ё Хан зло хмыкнул ему вслед. Да, мужчина точно со вкусом и во всех красках будет сейчас рисовать в своей голове план мести.

— Брат, я смотрю, тебе ни хера не легче, — оценил Сын Ги, все это время стоя, как вкопанный, и наблюдая, как между судьями летают стрелы ненависти.

— Это у него игры такие, — ухмыльнулся Ё Хан, откровенно показывая свое недовольство.

— Я с ним поговорю, — внезапно раздался голос Мин Ву, которого все потеряли из вида, в то время, пока он смотрел разворачивающуюся перед его глазами мелодраму.

— Будь любезен не распускать руки, когда будешь с ним разговаривать, — смело озвучил требование Ё Хан.

— Если зрителей нет, играть неинтересно, – улыбнулся ему в ответ министр.

— Я на это надеюсь.

— О, брат, — потянул Сын Ги со знанием дела, — тебе придется привыкать.

Мин Ву и Ё Хан, каждый думая о своем, хотя, в принципе, их мысли совпадали, от неожиданности выпучили на него глаза.

— К чему? – жестко спросил судья, а Мин Ву закусил губу, молясь, чтобы Сын Ги не взболтнул лишнего.

— К их таким отношениям, — пояснял парень. – Это у них дружба такая,- неоднозначно говорил Сын Ги, исподлобья глядя на возлюбленного.

— Я видимо многого не знаю, — в глазах Ё Хана появился блеск ярости, направленный на министра. И вместо того, чтобы сгладить углы, Мин Ву настолько разозлила напыщенность судьи, что тот решил еще больше его запутать и подразнить.

— Вы не можете знать всего, господин Кан. У нас не рабовладельческое общество, у Га Она могут быть свои секреты от вас.

— Даже так? – вспыхнул Ё Хан, но его злость сразу же трансформировалась в мысли о предстоящей мести для Мин Ву.

Они с Га Оном что, сговорились вывести судью из себя?! Один хлеще другого!

— Нам пора, — Сын Ги толкнул Ё Хана в бок и, быстро поцеловав Мин Ву, пошел наверх собираться. Он уже прошел через испытания ревностью, что только ожидало Кан Ё Хана.

— Присмотри за ним, — уже без сарказма, серьезно попросил Мин Ву.

— Мог бы не просить, сам знаю, — Кан Ё Хан резко отрезвел и отвечал министру спокойно. – Ты доиграешься, — предупредил он Мин Ву, улыбаясь.

— Я не могу заставить скучать своего гостя. Между прочим, я твою личную жизнь налаживаю. Причем, уже не в первый раз.

— Это как? – обжег взглядом Ё Хан.

— Когда-нибудь узнаешь. Мальчику не хватает огонька, — хитро, но с издевкой, чуть тише сказал мужчина.

— Это он тебе сказал?!

— Тише, — прошипел мужчина. – Ты же сообразительный, понимаешь, о чем я, — Мин Ву поправил свитер на плечах господина Кана и похлопал того по груди. Он явно чувствовал сейчас превосходство над судьей. Но радоваться было рано, потому что Ё Хан таким взглядом посмотрел на министра, что даже слов не понадобилось, чтобы понять — Га Он не шутил, когда говорил, что Кан Ё Хан спрашивать не станет, а в случае чего просто нагнет раком и покажет, кто в доме хозяин.

— Будет вам огонек, — процедил судья, схватив руку Мин Ву. – Обоим.

— Хорошая хватка, — со знанием дела ответил мужчина, — но со мной этот номер не пройдет, — и резким движением он высвободил свою руку из тисков Ё Хана.

— Что-то мне подсказывает, что вы не понимаете, с кем завели дружбу, — шире улыбнулся судья Кан, довольный заключением нового пари.

— Господин Кан, вы, наверное, забыли, с кем разговариваете, — парировал министр.

— Первый раз вижу, чтобы мужчина так напрашивался на неприятности.

— Это прерогатива Га Она. Мне больше по душе молодые и дерзкие.

— Хороший удар, — Ё Хан оценил смелый ответ Мин Ву. – Я думаю, мы у вас останемся на несколько дней.

Мин Ву вопросительно посмотрел на судью.

— У Сын Ги столько пробелов, нужно парня многому научить.

— Полагаюсь на тебя, — неожиданно изыскано улыбнулся министр Ян.

— Договорились.

Этот короткий диалог не на шутку взбудоражил мужчин и они оба, по взгляду друг друга, поняли, что им срочно нужно освободиться от нарастающего возбуждения.

— Нас с Сын Ги не будет минут пятнадцать, — махнул головой Мин Ву в сторону Га Она.

— Двадцать.

— Гостевая спальня по коридору налево, — объяснил мужчина и сразу же скрылся.

 

Если бы Ё Хану когда-нибудь сказали, что у него будет муж, молодой тридцатилетний парень, что рождественские каникулы он будет отмечать с ним, в кругу таких же интересных и молодых мужчин, и заниматься сексом со своим любимым в доме самого министра, судья Кан подумал бы, что это совсем не смешной анекдот и что столько счастья одному человеку никогда не видать. Но глядя, как Га Он неторопливо, с интересом что-то готовит на кухне, Ё Хан понял, что его счастье в пределах вытянутой руки. Стоит только пойти и взять. Что он и сделал. Мужчина без слов подошел к любовнику и убрал все из его рук, разворачивая к себе.

— Где все? – Га Он обвел взглядом пустой первый этаж.

— У нас есть двадцать минут, — усадил он парня на стол. — Как думаешь, я успею за это время заставить тебя молить о пощаде? – мужчина быстро снял ремень и, удерживая руки парня, стоя между его ног, перевязал тому запястья.

— Ты совсем стыд потерял? – юноша не верил, что мужчина начнет с ним заниматься сексом в открытой гостиной в чужом доме! Это было настолько нереально, что даже смешно. Это наверняка очередная игра, которая должна закончиться шуткой.

— Ты когда-нибудь видел, чтобы я чего-то боялся? Особенно своих желаний? – Ё Хан резко потянул парня за ноги и уложил на большой длинной столешнице. Га Он вытаращил на него глаза и, похоже, до сих пор не верил, что мужчина с ним что-то собирается делать.

— Подожди, они, конечно, наши друзья, но не до такой же степени! – возмущался Га Он, но говорил тихо, чтобы его не услышали.

— Ты сам сказал, здесь мы можем чувствовать себя, как дома.

— Только не забывай, что мы в гостях! – пытался вырваться парень, но безуспешно, Ё Хан крепко держал его, а в голове звучала фраза: «мальчику не хватает огонька», которая придавала мужчине еще больше уверенности и силы.

Ё Хан стянул брюки Га Она, оголяя его задницу, но не стал снимать полностью, приподняв его ноги. От всей этой сумасшедшей и необычной ситуации у господина Кана такой стояк был, что уже невмоготу.

— Прекрати, — шипел Га Он, продолжая верить, что Ё Хан его послушает. – Так нельзя.

— Мы тут все взрослые люди. Они сейчас занимаются тем же самым наверху. Не будь ребенком, — судья пытался утихомирить парня.

— Это их дом, они имеют право делать все, что им захочется, — Га Он пытался отползти, крутя задницей по столешнице, только вот Ё Хана это заводило еще сильнее.

— Мы друзья или кто?

— Это уже не дружба, а извращение какое-то!

— Так, все! Время идет, — Ё Хан не хотел больше тратить ни секунды на уговоры нерадивого парня. – Если ты не хочешь, чтобы они нас застукали в самый неподходящий момент, давай сделаем это быстрее.

— Шантажируешь?!

— Другого выхода нет. Мне-то все равно, это ты стесняешься, что тебя трахает собственный муж.

Ё Хан больше не ждал, но осторожно вошел в Га Она, понимая, что тот совсем не возбужден и ему может быть больно. Он стал ласкать член парня и медленно двигаться в его узком и сжатом проходе.

— Это не… неправильно, — переполненный негодованием и злостью к своему любовнику, молодой человек не знал, что сказать. – Я не могу так, — он поднес руки к лицу и стал зубами стягивать с них ремень. Ё Хан тут же схватил их, крепко удерживая в своей руке. Он тоже начинал злиться и ускорять темп. Время шло, а Га Он по-прежнему не таял под ним, а придумывал план побега.

— Расслабься, — тихо прошептал мужчина и слегка навалился на юношу, чтобы достать до его губ и поцеловать. – Тебе же больно. Доверься мне, — продолжал шептать Кан Ё Хан в губы любимого. – Я хочу увидеть твое лицо, когда ты мне отдаешься. Ты так сладко стонешь, когда я вхожу глубже, — мужчина сильнее подтянул бедра Га Она к себе. – Вот так, молодец.

Га Он чувствовал запах спиртного и его вкус на своих губах. Это были такие новые, совсем ни на что не похожие ощущения, которые, стыдно признаться, заводили юношу. Низкий, бархатный голос мужчины увлекал за собой и заставлял делать все, что тот говорил.

— Зачем ты это делаешь? Почему именно сейчас? – потихоньку сдавался юноша, уже с желанием принимая в себя мужчину. – Это так стыдно, — пытался закрыть он лицо руками.

— Стыдно, что я тебя люблю?

— Да нет же. Что так, — Га Он не мог объяснить свои чувства, особенно во время секса, когда мысль надолго не задерживается и ничего не остается, кроме как смириться и разобраться с ними после.

— Ты меня любишь? – просто спросил мужчина.

— Да.

— Как сильно ты меня хочешь?

— Хочу, — выдохнул шепотом Га Он, но Ё Хану было недостаточно скромного ответа.

— Сильно хочешь? – толкнулся господин Кан в любовника и ненадолго задержался в нем, чувствуя, как парня пробирает дрожь.

— Да, да, да, — чуть громче повторил Га Он, но все равно этого было мало.

— Не сдерживайся. Покажи мне, как сильно ты меня хочешь.

— Не могу, — задавливал стоны Га Он, в то время, как Ё Хан начинал двигаться все быстрее.

Мужчина понимал, при большом желании юноши иметь страстный, жесткий секс, он еще недостаточно раскрепощен внутренне и есть много условий, которые сдерживали его сексуальные потребности. Дома, вдали от посторонних глаз, молодой человек отдавался без страха, максимум еще в кабинете судьи на работе, и то, контролируя себя, чтобы не крикнуть громче, дабы не быть услышанным. И сколько бы Ё Хан не твердил, что Га Она никто не услышит, тот все равно мысленно держал это ограничение в своей голове и подавлял свою похоть, при этом безумно желая получать все новые и новые эмоции, которых, судя по всему, молодому любовнику не хватало. Даже сейчас его тело готово было отдаваться на этом столе, извиваться в руках господина и просить еще, только вот голова Га Она не давала ему покоя и полной свободы. Ограничения и стеснение, которые его сковывали, мешали полностью раствориться в блаженстве, даруемом его любовником.

Для Ё Хана не было зазорным любить Га Она и проявлять свою любовь даже здесь. Особенно здесь, где им четко дали понять, что в доме министра безопасно и их принимают здесь такими, какие они есть. Но когда Ё Хан попытался поцеловать Га Она перед уходом и приласкать на глазах мужчин, тот выскочил из его рук, как ошпаренный. А после, министр сказал, что парню не хватает огонька. Мужчина расценил это как призыв к действию, к тому же, он просто так не оставит Га Она наедине с Мин Ву, не показав одному и другому, что Га Он всецело принадлежит господину Кану. Это был его личный пунктик, о котором его мужу знать не обязательно, а вот Мин Ву по страстным стонам юноши поймет, что ему здесь ловить ничего. Только министру было совсем не до этого, поскольку в его личной жизни все было совсем наоборот и он, дразня своего любовника, еще больше распалял аппетит Сын Ги, соблазняя того и исчезая в самый неподходящий момент. Но эта история будет чуть позже, а сейчас, несчастный парень, распластанный на столе в гостиной, сгорал от своих желаний, но больше от стыда, не давая этим самым желаниям вырваться на волю.

Кан Ё Хан стащил его со стола и, развернув к себе спиной, уложил Га Она грудью на столешницу. Раздвинув парню ноги, мужчина брал его сзади грубо, провоцируя того на стоны. Связанные ремнем руки лежали поверх головы, а пальцы пытались ухватиться за скользкую поверхность. Сжимая ладони в кулаки, юноша держался из последних сил, уже не понимая, что происходит. Еще немного и Кан Ё Хан добьется своего. В какой-то момент Га Он осознал, что сдерживает в себе не страх быть осужденным, а страх быть зависимым от пошлых желаний, которые, если дать им волю, будут управлять молодым человеком. Его возбуждала сама мысль, что они занимаются чем-то запретным. Это же чувство овладело им, когда Ё Хан впервые схватил его за горло, и с тех пор Га Он был одержим мужчиной. Чем дальше, тем сильнее сексуальность парня раскрывалась и он начинал бояться сам себя. Эти мысли возникли молниеносно и, чувствуя, как член Ё Хана входит в него под определенным углом, задевая простату, юноша сдался, убеждая себя, что только на этот раз разрешит себе вольность, желая получить разрядку.

— Хочешь кончить? – голос мужчины звучал с вызовом.

— Да, пожалуйста, — задыхался Га Он. Ему не хватало совсем немного, чтобы дойти до конца, но господин Кан, как назло, специально сбавил темп и стал двигаться медленно, при этом делая резкие толчки, чтобы парня не отпустило.

— Проси, — требовательно сказал Ё Хан.

— Возьми меня сильнее.

— Еще! Я хочу услышать твой стон, — мужчина медленно развязал ремень на запястьях Га Она и накинул его на шею любовника, как хомут, натягивая концы. От неожиданности и возбуждения парень всхлипнул и готов был кончить только от этого, но Ё Хан дразнил его, не давая Га Ону получить желаемое.

— Стони, — мужчина сильнее натягивал ремень на шее парня и толчки становились жестче и глубже.

Га Он молчал, кусая свои губы и крепче зажмуривая глаза от нестерпимого удовольствия, которого он уже давно не испытывал. Но Ё Хан был сильнее и опытнее. И хоть он сам уже ходил по грани, проклиная про себя своего любовника, он не собирался сдаваться и, во что бы то ни стало, добьется желаемого результата. Мужчина наклонился над ухом парня и стал говорить тому пошлости, которые не дадут Га Ону спрятаться в своих мыслях.

— Ты знаешь, я могу долго тебя так трахать. Все равно, ты не сдержишься. Кричи! – жестоко произнес Ё Хан. – Долго ты будешь упрямиться? Смотри, ты уже течешь, — одной рукой натягивая ремень на шее парня, другой он спустился вниз и сжал набухшую головку члена юноши, от чего Га Он резко дернулся и непроизвольно простонал. — Давай, подари мне свой сладкий стон, — продолжал шептать любимый. — Ты мой, слышишь? Только мой.

Ощущая на себе горячее дыхание мужчины, его сексуальный и развратный голос, Га Он понимал, что слаб перед этим оружием. Даже если он сейчас прокричит его имя или своим бесстыдным стоном нарушит тишину, ничего не изменится, потому что поздно притворяться невинным мальчиком, который блюдет порядочность. Га Ону было стыдно за свое тело, за свои звуки и понял он это только оказавшись среди других людей. Парень стеснялся себя, своих желаний и даже своей любви к мужчине. Пока он строил из себя добропорядочного судью, его огонь испепелял его изнутри стыдом, не имея возможности вырваться наружу. А когда Га Он позволял ему овладевать собой, то потом он чувствовал смущение и угрызения совести. Он вспомнил поцелуй с Мин Ву, когда сам, не думая, возжелал близости с человеком в тот момент, когда ему требовалось утешение и ласка. Тогда он позволил себе вольность, оправдывая себя злостью на любовника. Но нет, это неправда. Это было лишь притворство и самообман. Га Он поцеловал Мин Ву, потому что так хотел, а не для того, чтобы насолить Ё Хану! С приходом в его жизнь Кан Ё Хана, юноша окунулся в мир сексуальных наслаждений, на эмоциях, не задумываясь, но четко разделяя жизнь и страсть, как будто последняя принадлежала не ему. Только вот страсть в обычной жизни никуда не уходит, оставаясь запертой в душе и теле Га Она им же самим. Он разрешил себе многое, но только при условиях, прописанных в его же голове. Но страсть — не то чувство, которое будет послушно ждать своего часа и в нужное время появляться только во время секса с любимым. Принять в себе сексуальность, похоть, но самое невыносимое – слабость и одержимость своими желаниями, оказалось страшнее всего.

Ё Хан прав, все прекрасно понимают, чем занимаются люди, когда любят друг друга. И все любят по-разному, отчего это чувство становится еще прекраснее и многограннее. И наверняка, Мин Ву и Сын Ги даже не думают сейчас про гостей, сами увлеченные друг другом в свой спальне. Даже если его услышат, разве стон любви может быть постыдным? Разве он не прекрасен?

Чувствуя в себе любимого мужчину, который знал про него абсолютно все и который смело уводил Га Она за новые горизонты, парень сейчас испытывал большую благодарность и бесконечное желание отдаваться любимому. И когда он услышал «ты только мой», Га Он не сдержался и благодарно простонал его имя, не сдерживая себя более никакими условностями. Довольный мужчина задвигался быстрее, одаривая любимого ласками, которые тот, не стесняясь, просил и жарко стонал «еще, еще…». И слившись не только телами, но и низкими, громкими нотами, вырвавшимися из самой глубины, мужчины допели свою эротическую песнь любви.

Их никто не услышал, потому что в этот момент еще одна влюбленная парочка жарко признавалась друг другу в любви и пела свою песню в объятьях друг друга.

Дьявольский судья. Книга 4: «Рождественские истории любви»

150,00 руб.

Внимание! Вы покупаете ЭЛЕКТРОННУЮ книгу. Стоимость указана за ВСЮ книгу целиком от начала и до конца. После оплаты вы будете перемещены на страницу для скачивания файлов в 4-х популярных форматах электронных книг: PDF / FB2 / EPUB / MOBI

Поддержите автора, подпишитесь на группу ВК: VK.COM/KAWORUFUN

Описание

ГЛАВА 1. ЧЕГО ХОТЯТ ЁЛОЧКИ
Ё Хан и Га Он прилетели в Корею в канун рождества. С самолета они сразу направились в суд на съемки шоу, а по окончании, уставшие и вымотанные, поехали в свой дом. Целый месяц они не переступали порога собственного дома, но рождество они были обязаны встретить здесь!
Зайдя внутрь, Га Ону стало грустно, что дом не был украшен рождественскими украшениями и нет самого главного – живой елки, которая своим запахом создавала в доме уют и волшебную атмосферу. Для Га Она соблюсти все традиции было важным атрибутом, поскольку воспоминания о детстве продолжали объединять его с родителями и хранить в себе то тепло, которым был тогда наполнен их дом. Даже когда он остался совсем один, каждый год парень покупал и украшал живую елку и этот праздничный запах детства он никогда не променяет на безжизненное искусственное дерево.
Га Он решил не грустить и завтра, вместе с Ё Ханом, съездить на рынок и купить елку, а сегодня отметить праздник с хорошим вином и легкой закуской в компании любимого. А потом… потом спать, потому что сил уже ни на что не осталось…

Отзывы (0)
Оплата & Доставка

Как оплатить и скачать электронные книги (инструкция):

1. Переходите в раздел МАГАЗИН и добавляете понравившиеся книги в корзину

2. После добавления товаров в корзину нажимаете ОФОРМИТЬ ЗАКАЗ

3. На странице оформления заказа вы увидите несколько разделов.

Если вы планируете читать автора РЕГУЛЯРНО,  лучше зарегистрироваться на сайте ПЕРЕД ОФОРМЛЕНИЕМ заказа. Вы можете сделать это 2-мя способами:

  • Зайти через вашу учетную запись Google (отлично подходит для телефонов на системе Android) или ВК.
  • Ввести ваши учетные данные ниже (фамилия, имя, телефон и E-mail) и поставить галочку "Зарегистрировать вас?". Тогда сайт создаст вам учетную запись и пароль будет отправлен вам на ваш E-mail

Регистрация на сайте удобна тем, что все купленные вами книги будут храниться в вашем "Личном кабинете" в разделе "Загрузки"

Если вы приобретаете книгу РАЗОВО, то регистрация в данном случае необязательна.

Оплаты на данном сайте проводятся через агрегатора платежей Яндекс: Ю.Касса

4. После нажатия кнопки ОПЛАТИТЬ вы будете перемещены на страницу сервиса Ю.Касса. Выбираете там любой удобный способ оплаты, оплачиваете и после всех операций внизу будет кнопка "ВЕРНУТЬСЯ В МАГАЗИН". Нажав ее, вы попадаете на страницу (см.картинку) успешного завершения заказа.

ВНИМАНИЕ! Файлы книги загружаются прямо с этой же страницы в 4-х форматах:

  • для компьютера: PDF
  • для телефонов, смартфонов и планшетов: FB2, EPUB, MOBI

Программы для чтения книг в формате FB2 можно скачать тут:

Andriod Apple

Для бумажных книг

Оплата на сайте осуществляется через агрегатора платежей Яндекс Ю.Касса.

Доступна оплата VISA, MASTERCARD, MAESTRO, SberPay

Расчет доставки осуществляется при оформлении заказа в зависимости удаленности вашего региона от Центральной России.

Обычная ставка по России в пределах Ростов-Новосибирск не более 150р. При заказе 3-х и более книг стоимость увеличивается.