Дьявольский судья. Новый свет. Книга 2

ДЬЯВОЛЬСКИЙ СУДЬЯ. НОВЫЙ СВЕТ. КНИГА 2

Автор: Kaworu Terayama

ГЛАВА 1. НОВАЯ ВСТРЕЧА

Судья Ким Га Он прошел мимо таблички: “Слушание судебной реформы по делу Кан Ё Хана”. Он уверенным шагом направлялся по коридорам здания нового суда в зал заседания, где сегодня был важным гостем.

Его встречали аплодисментами. Как и заверил его судья Кан, теперь он национальный герой. По обе стороны от Га Она сидели мужчины в костюмах и широко улыбались ему, приветствуя. На душе было нелегко и слегка мерзко. Га Он уже видел эти довольные лицемерные маски на других персонажах. Они никогда не менялись.

— Что ж, новая правящая партия ни за что не повторит ошибок, которые совершил бывший президент, — говорил довольный своей речью лидер, сидящий напротив длинного стола Га Она. – Судья Ким, — обратился он к мужчине, — как вы думаете, что нужно, чтобы таких постыдных происшествий больше не случалось? У вас есть идеи?

— А это было постыдное происшествие? – в голосе судье Кима читался откровенный вызов и твердость своих убеждений. — Кан Ё Хан не герой, но он и не преступник. Думаете, что люди были слишком наивны и легко управляемы? Думаете, поэтому они им восхищались?

Га Он никого не боялся, особенно тех, кто прятал свои грязные помыслы, скрывая их за натянутой улыбкой. Он говорил твердо и, для этого общества подлиз и лицемеров, это было не привычно.

— Вижу, вы очень бойкий молодой человек, — засмеялся натянуто лидер в тот момент, когда все стали переглядываться и шушукаться.

Вот он — этот момент. Га Он обвел взглядом всех присутствующих и, уже без сожаления и горечи, в очередной раз увидел новых шакалов, ждущих своей добычи.

Спектакль начинался, следующий состав выходил на сцену. Ким Га Он сидел в зрительном зале и, смотря на происходящее, думал, какая роль уготована ему?

“Что я должен сделать, чтобы создать мир, которому не нужен Ё Хан?” – задавал себе один и тот же вопрос Га Он. Внезапно, он почувствовал тепло, быстро сменяющееся горячим дыханием, проскользнувшим по его плечам. Словно время остановилось и его окутывало приятное горячее пламя. Оно не обжигало, но грело. В этом сладком покое возникала тревожность и волнение. Сердце ускоряло пульс, а сознание уплывало вслед за прикосновением.

— Постарайся. Если не справишься, я обязательно вернусь, — низкий спокойный голос отчетливо звучал в шумном зале, но слышал его только Га Он. Знакомый шум отдаляющихся шагов – уверенных и звонких. Судья Ким замер. Он уже точно понимал, кому принадлежит эта аура и ни с чем на свете он не спутает этот дьявольский голос и жар, растекающийся по венам, словно лава, в присутствии этого человека. Человека? Нет, Кан Ё Хан не был просто человеком. Он был порождением тьмы, которая безумно ищет света, чтобы тот ее поглотил.

Ким Га Он соскочил со стула и рванул вслед за звуком уходящих шагов. В толпе людей он не видел лица, которое он жаждал увидеть уже очень давно. По запаху, по звукам мужчина пробирался сквозь безликие фигуры, ища свою добычу. Это была игра, он хорошо это понимал и она его заводила, поскольку не было сомнений, что тьма, играя с ним, сама стремительно рвется в объятья света.

Га Он поднял голову вверх и увидел Ё Хана в свете солнечных лучей, проходящих сквозь окна за ним. Он был на этаж выше него и видел только силуэт. Ноги подкосились, а с губ слетел выдох облегчения. Га Он не просто соскучился по мужчине. Он был одержим этой встречей и больше не мог выносить накопившееся в нем за это время напряжение, от которого освободить его мог только Ё Хан. Мужчина жаждал открыть свой ящик пандоры, поскольку уже не боялся последствий и знал, что господин Кан умело воспользуется его слабостями.

Ё Хан продолжал с ним играть, все дальше и дальше увлекая за собой. Га Он помчался к нему, но, прибыв на место, и там не нашел судью. Мужчина бежал со всех ног по лестницам и коридорам. Он задыхался и приходил в ярость. Взглянув на этаж ниже, он увидел, что господин Кан уже был там. Га Он понял по какой траектории Ё Хан передвигается и быстро его нагнал. Почувствовав, что Га Он рядом, мужчина довольно улыбнулся и повернулся к нему лицом, расставляя руки для объятий. “Он актер, он дьявол, он чертовски невыносим” — подумал про себя Га Он и слегка улыбнулся, безумно радуясь этой встрече. Во взгляде господина Кана читалось столько эмоций, что Га Он даже сейчас поддавался его гипнотическому обаянию, не замечая проходящих мимо людей.

На смену волнительной радости пришло отчаяние. Га Он даже не понял, в какой момент это произошло. Он не отслеживал ни свои мысли, ни чувства. Он просто ощущал, проживая это момент. Лицо его изменилось и Кан Ё Хан это заметил. Мужчина чувствовал все, что сейчас испытывал юноша. Связь между ними каким-то невероятным образом обострилась за то время, пока они не видели друг друга. А возможно, их чувства и ощущения совпадали. Невидимой нитью передавая друг другу свою любовь, окутанную множеством других разных эмоций, мужчины смотрели друг на друга и не смели даже пошевелиться. Поскольку, наравне с любовью их захватил страх. Га Он боялся, что если сейчас моргнет, открыв глаза он не увидит пред собой Ё Хана. Страх снова потерять мужчину был невообразим и сжимал сердце, не давая сделать новый вдох. Ё Хан продолжал слегка улыбаться, успокаивая тем самым молодого человека, но глаза его краснели и приобретали печальный блеск. Он проглотил комок, подкативший к его горлу, и постарался еще шире улыбнуться. Га Он замечал каждую мелочь в его лице и взгляде и боялся пошевелиться. Вдруг все исчезнет, как наваждение, как сон.

Кан Ё Хан опустил свой взгляд, а после, взяв себя в руки, снова посмотрев на юношу, искренне и довольно улыбнулся, говоря ему всем своим видом, что все хорошо и он больше никуда не исчезнет. Расслабившись, Га Он улыбнулся ему в ответ и чуть не заплакал. Он хотел бежать в объятья господина Кана и тот это почувствовал. Как-то с хитрецой улыбнувшись, он покачал головой, отвечая согласием на мольбы молодого человека, развернулся и ушел. Га Он понял, что до конца рабочего дня он не досидит.

Мчась за рулем своей машины, Га Он направлялся в особняк семьи Кан. За этот месяц в доме Ё Хана он бывал несколько раз. Когда совсем тоска подкатывала к горлу и не было никакой связи ни с Элией, ни с господином, Га Он предавался воспоминаниям и мыслям о предстоящей встрече, которую он не знал, когда ожидать.

Он припарковался как попало у дома и ворвался в свою старую новую жизнь. Пробежав по глухому коридору, он влетел в гостиную и застал там сидящего как ни в чем не бывало господина Кана. Он молчал и ехидно улыбался, словно празднуя очередную свою победу. Га Он хотел его растерзать в этот момент, что он и сделал. Не успел Ё Хан выйти из-за стола, как молодой человек набросился на него с жаркими объятьями и совсем не скромными поцелуями. Га Он срывал халат с мужчины, чувствуя ладонями еще влажную кожу от душа. Цепляясь пальцами в мокрые волосы господина, парень жадно притягивал его к себе и упивался его вкусом губ и языка. Не выдержав такого напора, Ё Хан больше не мог сдерживать возбуждение внутри себя. Он вдавил юношу в стол и, удерживая его за шею одной рукой, не отрываясь от его губ, второй стремительно снимал с него одежду. Непослушные пуговицы не поддавались и Ё Хан, не думая, разрывал их, сметая все на своем пути. Он отчаянно хотел прикоснуться к горячему телу своего любимого и раствориться в его тепле и свете.

Они стонали в голос и непонятна была природа этих стонов и криков. Возбуждение переплеталось с душевной болью, которую мужчины долго держали в себе. Слишком многое пришлось пережить за короткий промежуток времени перед длительным расставанием. Не имея возможности даже прикоснуться к любимому, они оба утопали в отчаянии и держались из последних сил. А сейчас, ничего, абсолютно ничего не сдерживало их страсть на пути к освобождению. Оба понимали, чего они хотят и, стремительно рвясь друг другу на встречу, жаждали момента, чтобы стать одним целым.

Полностью обнаженные и сгорающие от вожделения, они ласкали друг друга, обвивая горячие тела своими руками. Ё Хан быстро развернул юношу и силой положил того грудью на стол. Раздвинув ему ноги, теряя рассудок от вида, который сейчас предстал перед мужчиной, Ё Хан не желал больше мучить себя и вошел со всей силы в любимого. Га Он благодарно простонал в голос. Задержавшись так на секунду, Ё Хан перевел дыхание, чувствуя как вокруг все поплыло, и разум оставлял только голые эмоции и ощущения. Он остро чувствовал, как горячо и плотно внутри Га Она. Он стал плавно двигаться, как в замедленной съемке, растягивая свое удовольствие, измучивая парня ожиданием. И снова резкий толчок. И снова крик, очищающий от страданий душу Га Она.

Юноша по ласкам Ё Хана всегда мог определить его настроение и состояние. Он не видел господина, но точно знал, что сейчас тот стоит позади него и жадно рассматривает изгибы парня и реакции его тела. Он, как довольный хищник, поймавший свою добычу в лапы, играл с ней, наслаждаясь своим превосходством. Довольная ухмылка Ё Хана, Га Он этот взгляд чувствовал кожей, отчего возбуждался еще сильней. Они не сказали друг другу ни слова – это было лишним. Мужчины по прикосновениям, по звукам и даже по запаху понимали и слышали мысли друг друга. В этом была какая-то невообразимая магия и, казалось, что только они существуют в этой вселенной, заполняя ее своей страстью.

Га Он хотел больше, хотел сильнее и опаснее. Ё Хан смаковал моменты, издеваясь над любовником, сменяя свой темп, чередуя ласки с наказанием. Мужчина полностью опустился на спину Га Она своей грудью, прижимаясь к любимому максимально близко, и, удерживая его одной рукой за шею, второй за член, входил сильными глубокими толчками. Юноша чувствовал всем телом его объятия. Казалось, что Ё Хан окутывает его целиком и без остатка. Молодого человека поглощала тьма, он это понимал, но уже давно не переживал по этому поводу. Тягучая, скользкая, горячая и в тоже время холодная, она растекалась по его телу, заполняя собой всю болезненную пустоту. Он наполнялся этими ощущениями, страшась и наслаждаясь. Только в моменты близости он был пристанищем для этой неимоверно большой силы, которая по-хозяйски пользовалась своим приютом.

Ё Хан чувствовал, что Га Он уже близко и скоро кончит. Как бы сильно он не хотел растянуть удовольствие, приходилось подчиняться своему телу и любовнику под ним, который сгорал от ожиданий. Господин Кан приподнялся и, резко притягивая юношу за бедра, насаживал на себя с дикой скоростью. Га Он кричал и извивался. Их стоны перемешивались и отдавались эхом в большой гостиной. Еще толчок и Га Он, издавая громкий стон, кончил, почувствовав как пальцы на его ягодицах ногтями впивались в плоть и теплая жидкость разливается в нем.

Ё Хан упал на него уставший и довольный.

— Давно не виделись, — улыбнулся он, глядя на профиль Га Она.

Мужчина заметил, как тот прекрасен сейчас. В его лице он видел похоть и опасную невинность. Га Он глубоко дышал и пока не мог произнести ни слова. Его затуманенный и сытый взгляд сводил с ума, отчего Ё Хану становилось страшно. Он терял контроль рядом с Га Оном, отдавая свой разум полностью во власть своим животным инстинктам. Терять самообладание для Ё Хана было сродни пытки или смерти. Он всю жизнь контролировал абсолютно все, но в объятьях этого юноши он жил совсем другой жизнью. В этот момент он понял, что бы не приказал ему Га Он, он выполнит совершенно все, полностью подчиняясь ему. Но юноша не понимал своей силы, оттого он становился еще опаснее для Ё Хана.

Га Он встал и усадил господина Кана на кресло позади мужчины, а сам сел сверху к нему лицом, подгибая колени, совершенно не смущаясь. Он крепко по-детски обнял мужчину и уткнулся лицом в его плечо. Ё Хан обнял его в ответ и вдохнул аромат его волос. Поглаживая парня по волосам, господин Кан о чем-то задумался.

— Я так долго тебя ждал, — не скрывая своих чувств сказал Га Он, ощущая аромат Ё Хана, перемешанный с запахом его пота.

— Меня не было всего месяц, — Ё Хан водил губами по волосам юноши, продолжая о чем-то думать. Взгляд его был расфокусирован, направлен внутрь себя.

Га Он не знал, что можно сказать, чтобы описать все свои чувства, эмоции и тревоги. Он не находил слов своему счастью, их просто не было. Он взял в свою руку ладонь Ё Хана и просто держал ее, поглаживая шрам от ножа, который он оставил, когда чуть не убил судью. Пальцы Га Она крепко рефлекторно сжимались, когда он вспоминал об этом событии. Ё Хан вернулся из своих мыслей и посмотрел на молодого человека. Как не хотел он это признавать, но Га Он по-прежнему был ранен. Мужчина всем своим нутром чувствовал его смятение и еще слегка ноющую боль. В такие моменты они становились ближе, чем во время секса. В эту самую минуту они были одним целым, переливая друг другу свои ощущения и мысли. Благодаря их страстной встрече, мужчины избавились от напряжения, которое их мучило, но на смену ему пришла тоска и горечь. Ё Хан понимал, что это неизбежно. Он уже знал Га Она больше, чем тот мог подумать о себе сам. Остается только ждать, поскольку только время, как вода, сможет смыть с души Га Она все, что он пережил, все тревоги, очистив его сознание. Шрамы зарубцуются, эмоции постепенно отступят, все как у всех. В этом и проявляется человеческая сущность. Игнорировать или бороться против которой бессмысленно. Это как бороться с внезапно возникшим цунами. Оно просто разорвет душу человека на части. И, чтобы в душе Га Она не возникла эта катастрофа, Ё Хан будет делать все возможное, чтобы этого избежать. Он сам проходил это не раз в своей жизни.

Ё Хан соскучился, соскучился до безумия. Даже Га Он не способен понять, до каких масштабов была эта катастрофа. Убирая волосы с лица молодого человека, Ё Хан заострил внимание на уголках его губ. Они иногда дергались от нетерпения что-то сказать, но Га Он сдерживал себя. Ё Хан улыбался этому и продолжал дальше смотреть на лицо парня, перебирая нежно его волосы.

Жар тел сменяла прохлада и становилось неуютно от холодного пота на влажной коже. Ё Хан приподнял лицо парня и, улыбнувшись, посмотрел ему в глаза.

— Я жутко проголодался, — вытаскивая Га Она из его мыслей, Ё Хан хотел встряхнуть молодого человека.

— Пойдем в спальню, — покорно отвечал Га Он. Он не хотел прерывать контакта с любимым, еще не привыкнув, что он никуда больше не денется.

— Да, но сначала надо подкрепиться. Мне нужны силы. Если мы хотим всю неделю не вылазить из постели, меня надо кормить, — Ё Хан поднял парня и встал сам.

— Неделю?

— Пока да, — мужчина словил разочарованный взгляд Га Она. Он набросил на себя халат и подошел к юноше. Взяв смятую рубашку со стола, Ё Хан заботливо надел ее на плечи парня. – Иди, приведи себя в порядок и накинь что-нибудь, — мужчина опустил взгляд вниз, любуясь наготой Га Она. – Не могу трезво мыслить, когда ты передо мной в таком виде.

Га Он послушался и молча ушел. Он с трудом верил во все происходящее и совсем запутался в ощущениях. Но одно он точно понимал, что хочет провести с Ё Ханом каждую секунду, пока для этого есть возможность.

— Это единственное, что я нашел, — Ё Хан поставил перед Га Оном тарелку с едой быстрого приготовления, разогретой в микроволновке.

— Я не сильно голоден, — отодвинул от себя юноша.

Ё Хан почувствовал напряжение, но улыбнулся и сделал вид, что не заметил.

— Как Элия? – внезапно спросил Га Он.

— У нее все прекрасно! – воодушевленно ответил мужчина. – Она уже успела снова влюбиться.

— Снова? – не понял юноша.

— После тебя, конечно, — подшучивал Ё Хан. – Теперь объект ее обожания — молоденький врач, который занимается ее лечением. Если честно, — Ё Хан на секунду остановился и задумался, — мне его даже немного жаль. Ты же знаешь, какая она собственница, — мужчины засмеялись в голос.

Га Он был рад слышать эти новости. Как же он рад!

— А какие прогнозы? – несмело, немного страшась, спросил молодой человек.

— Пока рано что-то говорить. Но она прилагает все усилия и она в надежных руках, — сказал Ё Хан, продолжая что-то искать в шкафах.

— Элия знает, что ты здесь?

— Ну…, — он ненадолго остановился, — если честно, это она настояла, чтобы я поскорее вернулся в Корею. Хотя, я считаю, еще слишком рано. Не вся шумиха улеглась и лишний раз…

— И поэтому ты сегодня заявился в здание суда? – хмыкнул Га Он. – Хотел эффектного возвращения? – в голосе парня слышалась родительская претензия.

— А как еще я мог сказать тебе, что я вернулся? – повернулся Ё Хан к Га Ону и облокотился на столешницу позади него.

— Нормальные люди звонят! Ну, или сообщение можно было прислать.

— Где гарантия, что в твоем телефоне нет прослушки? Я же говорю, прошло еще очень мало времени. Ты у всех на виду.

— Поэтому безопаснее всего было появиться в самой гуще событий и разгуливать по всему зданию суда с довольной физиономией? Ты в курсе, что там камеры на каждом столбе? – Га Он не заметил, как начинал злиться и нападать на Ё Хана.

— Стоп! — остановил его мужчина. – Не стоит из-за этого так переживать.

— Ты серьезно? – удивился Га Он и не на шутку разозлился. – Хочешь, чтобы мы общались через пластиковую перегородку? – намекнул Га Он на встречи в тюрьме.

— Я для всех мертв, ни у кого даже сомнений нет, что я мог остаться в живых, — Ё Хан заговорил серьезно, голос его стал жестче.

— Меня поражает твоя халатность. Кому как не тебе знать, что все может измениться в любую минуту?

— Хорошо, я принимаю твои опасения. Но дело ведь не в этом. Что тебя беспокоит?

— Я не хочу сейчас об этом говорить. Просто, будь осторожен, — опустил глаза Га Он.

— А ты изменился, — протянул Ё Хан.

Га Он никак не отреагировал на это и продолжал спокойно есть свой обед.

— Раз мы заговорили о делах, — начал мужчина, усевшись напротив Га Она с другой стороны стола, — надо обсудить несколько моментов.

Га Он внимательно на него посмотрел.

— Как я понимаю, в должность главного судьи ты еще не вступил. Они еще не знают, что с тобой делать и пытаются себя обезопасить. С одной стороны им надо тебя чествовать, продемонстрировав народу свою благодарность и показав таким образом, что все изменилось. С другой стороны, до власти они тебя не допустят.

— Откуда такая информация?

— Адвокат Ко по-прежнему в игре, — признался Ё Хан. – Он нигде не был замешан, его личность чиста.

— Понятно, — недовольно выдохнул Га Он. – То есть связь ты с ним поддерживал?

Ё Хан тяжело выдохнул, он не думал, что будет настолько трудно преодолеть недопонимание и тревоги Га Она.

— Пойми, сейчас следят за каждым твоим шагом. Если ты себя скомпрометируешь хоть в чем-то, твоей карьере конец. А им это только на руку. Если ты хочешь все оставить как есть – уходи из суда и поехали со мной. Мне все равно. Но если ты хочешь дальше продолжать менять этот мир, тебе придется жить по его законам.

— А чего хочешь ты? – прямо спросил Га Он.

— Разве не понятно? Я хочу быть с тобой и Элией. Вот и все. Но я уверен, ты не сможешь бросить свое дело. У меня даже сомнений нет на этот счет. Поэтому, я должен думать о твоей безопасности.

— Пока ты беспокоишься обо мне, ты подставляешь себя. А мне от этого противно! – честно отвечал юноша.

— Ты готов все бросить?

Га Он не понял о чем речь. Бросить судебную практику или отношения с Ё Ханом? В любом случае, он не сможет бросить ни одно, ни другое. Ё Хан это предвидел и уже действовал из расчета своих предположений, пока Га Он снова вел себя наивно.

— Нет, – твердо ответил Га Он. – Я не поеду с тобой.

— Я был уверен, что ты так скажешь, — довольно подтвердил Ё Хан.

— И тебя я тоже больше не потеряю, — открыто заявил молодой человек.

— И это я тоже предполагал, — надменно улыбался Ё Хан.

Больше им сказать было нечего. Они обсудили то важное, что мучило обоих и расставили все точки над i.

— Теперь я могу спокойно поесть? – спросил разрешения Ё Хан, подтрунивая над Га Оном.

— Только быстрее, я жду тебя в спальне, — командным голосом ответил молодой человек.

— Слушаюсь, Ваша честь, — Ё Хан еле сдержал свой смешок, но он был доволен, что тучи над ними рассеялись.

ГЛАВА 2. ОСВОБОЖДЕНИЕ

Конечно, Га Он взял недельный отпуск. Первые три дня они вообще не вылезали из постели, исследуя всевозможные фантазии и свои желания. Ё Хан поражался открытости и раскрепощенности парня, его ненасытной молодости и напору, с которым он отдавал себя в плен господину Кану. Все желания нашли, наконец, выход в этой страсти.

Ё Хан видел большие перемены в молодом человеке. Они были очень заметны и не могли не встревожить мужчину. Га Он был дерзок и уверен в себе. Он не сомневался ни в чем, принимая все, что сейчас с ними происходило. Он стал мужчиной с железной хваткой, точно знающим, чего он хочет. Это было видно во всех его жестах, поведении и взгляде. Он прямо смотрел Ё Хану в лицо, совершенно не стесняясь показывать свои истинные мотивы и желания. Га Он принимал себя таким, как есть, и ни о чем не сожалел. Было в нем что-то от самого Ё Хана. И Ё Хан знал это чувство – смирение. Га Он больше не боролся, он смирился и, чтобы жить дальше, стал приспосабливаться к этому миру. Нет, он не растерял себя, свой свет и свои принципы, на защите которых он будет  стоять не на жизнь, а на смерть. Но душа его была обожжена пламенем Ё Хана и все больше покрывалась шрамами, за которыми юноша уже не был так чувствителен. Его психика защитила его и притупила ноющую боль. Он не светил так ярко, как раньше, согревая Ё Хана. Сейчас его свет пронзал насквозь, словно тысячи мечей, подпитываясь тьмой, закравшейся в уголки его души.

Дошло до того, что Га Он захотел сам взять господина Кана. Тот был не против, ему всегда интересно наблюдать за молодым человеком, исследуя его реакции. В такие моменты он смотрел на Га Она как на ребенка, который хочет побыстрее повзрослеть и сесть за руль. Ё Хана это забавляло и заводило. Га Он хорошо справлялся со своей ролью, но этот секс был совершенно другим и по чувствам и по настроению. Га Он любил нежно и аккуратно, словно мороженое таяло на солнце. В его движениях не было злости и жестокости, как у Ё Хана. Он чувствовал себя уверенно, испытывая совершенно другие эмоции. На удивление, Ё Хан смело поддавался парню и не скрывал свои слабости, впервые отдаваясь мужчине.

В самом начале, в какой-то момент, Ё Хан не мог расслабиться и вспомнил отца, который вымещал всю свою злость и агрессию на нем, жестоко избивая сына стальной линейкой. От Га Она этот испуганный взгляд не скрылся и парень максимально ласково и нежно пробирался туда, куда никому нельзя было заходить ранее. Он хотел излечить Ё Хана своей любовью, напитывая его тело своей безграничной лаской и теплом. Лишь только полностью доверяя юноше, мужчина мог пойти на такие риски и, возможно, испытания. Но уже через несколько минут Га Он заставил мужчину закрыть глаза и полностью отдаться любви, которой он ранее не испытывал на себе.

Га Он чувствовал трепет, входя в мужчину. Ему нравилось сейчас заботиться о Ё Хане и успокаивать его страхи. Он медленно двигал бедрами, раздвигая ноги мужчины и не сводя взгляда с его лица. Таким Ё Хана никто никогда не видел и не увидит. Юношу это будоражило и заставляло чувствовать себя особенным. Кончая, Га Он нежно целовал мужчину в губы, собирая его глухие блаженные стоны.

 

Утолив свой голод, на третьи сутки они поняли, что человеческая плоть желает не только наслаждений и страстей, а так же здоровой пищи и крепкого сна.

— Тебе удобно сидеть? – подшучивал Ё Хан, ставя перед Га Оном чашку чая. – Может быть подушечку принести?

— Отстань, — ерничал парень, переминаясь с бока на бок на стуле.

— Ты сильно изменился, — провел ладонью Ё Хан по спине Га Она, проходя мимо.

— Хорошие были учителя, — хотел пошутить Га Он, но понял, что ляпнул лишнего и тут же переменился в лице, загрустил. Но, увидев реакцию Ё Хана на это, незамедлительно улыбнулся, смахнув случайно вырвавшуюся эмоцию.

Ё Хан сделал вид, что не заметил, но взял себе на заметку. Он до сих пор находился под впечатлением нового Га Она. И чувствовал, что здесь что-то не то. Ну не может человек так быстро, всего за месяц, избавиться от прежних переживаний и стать противоположностью самому себе. Ну ничего, у Ё Хана есть еще несколько дней, чтобы это выяснить.

— Тебе не нравятся эти изменения? – осторожно продолжил Га Он.

— Мне интересно наблюдать за тем, как ты меняешься, — пытался подобрать слова мужчина, чтобы описать свои чувства.

— Судя по твоему лицу, ты не в восторге, — настаивал на продолжении парень.

— Мне становится сложнее тобой управлять. Такой ответ тебя устроит? – улыбнулся Ё Хан.

— Ах, вот оно что, — демонстративно закатил глаза парень, — Точно, я и забыл, что господин Кан Ё Хан любит послушных мальчиков.

Ё Хан ничего на это не ответил. Выводы было делать рано.

— Привыкай, я теперь буду такой всегда, — смело заявил юноша.

— Немного грустно, — поглаживая большим пальцем кромку кружки, задумчиво сказал Ё Хан.

— Отчего?

— Мне не хватает твоего заплаканного лица подо мной и твоей наивности, — без стеснения ответил мужчина.

— Я все уже выплакал. А с наивностью завязал, она мне дорого стоила, — говоря это, Га Он боялся посмотреть в глаза Ё Хану.

В эту минуту Ё Хан понял, что лучше заниматься сексом, чем разговаривать. Га Он стал колючим и слишком далеким от мужчины. Ё Хану нравилась его самостоятельность, но вот это уже был перебор. Надо было срочно устроить встряску, чтобы выманить настоящего Га Она из этого робота, который сейчас жил не от сердца, а от ума.

Ё Хан подошел к парню и, резко схватив его за руку, вытащил из-за стола и пригвоздил к стене, прижимая собой. Га Он не ожидал такого выпада и смотрел с широко открытыми глазами, не понимая абсолютно ничего. Ё Хан смотрел на него жестко, точно так же, как после предательства Га Она в кабинете судьи. Казалось, что он сейчас испепелит его взглядом и вышвырнет. Дело — дрянь.

— Я не могу быть милым слишком долго, — зло сказал мужчина. Га Он непроизвольно сглотнул от страха. – Сколько еще ты собираешься испытывать мое терпение своими переживаниями?

Га Он молчал. Он не мог отвести глаз от Ё Хана, но решил, пусть тот делает с ним что хочет, юноша будет терпеть до последнего, но не произнесет ни слова. Это касается только его. Больше он не покажет своему любимому своих слабостей и докажет, что изменился и достоин быть с ним.

— Будем дальше играть в молчанку?

— Мне тебе нечего сказать.

— Ты же знаешь, что я сделаю, если ты продолжишь так себя вести? – опасно спросил мужчина и раздвинул ноги Га Ону своим коленом.

— Разве не за этим ты прилетел? – почему-то с обидой произнес Га Он и сам не понял, откуда в нем эта эмоция.

Ё Хан вспыхнул от этого вопроса и потерял контроль над собой. Его реакции возникали моментально, еще до того, как он понимал, что происходит. Он — огонь, а Га Он — ветер, который сейчас его раздувает, не ведая, что творит и не может остановить себя, высказывая все, что думает здесь и сейчас.

Ё Хан поволок его в спальню и кинул уже на смятую постель. Га Он не сопротивлялся и не убегал, он лежал и внимательно смотрел за тем, что делает мужчина. Ё Хан откуда-то достал ремень и связал юноше руки, привязав того к кровати. Но на этом господин Кан не остановился и быстрым движением завязал рот парню галстуком.

— Хочешь молчать? Отлично, я дам тебе такую возможность.

Га Ону было неприятно чувствовать во рту плотную сухую ткань, которая врезалась в уголки его губ. Он мог только мычать и стонать, но не более. Но даже на этом Ё Хан не остановился. Он взял свой черный шарф и завязал Га Ону глаза. Вот тут парень немного напрягся и слегка брыкнулся, выгибая тело. Ё Хан зловеще улыбнулся, но Га Он этого уже не видел. Мало того, он вообще перестал ощущать на себе прикосновения мужчины. Он лежал абсолютно голый, привязанный к кровати, с завязанными глазами и зажатым галстуком ртом. Ё Хан стоял рядом и просто смотрел. На его лице не было ни единой эмоции, он просто смотрел на тело, которое периодически пыталось поменять положение и что-то тихо стонало под нос.

Га Он был уверен, что сейчас Ё Хан будет испытывать его, занимаясь с ним жестким сексом, но он не чувствовал рядом даже его запаха. Га Он ощутил, что остался один. Сначала его накрыла необъяснимая волна страха, но, подключив разум, парень успокоил себя – с ним все будет хорошо. Секунда длилась вечность и, в какой-то момент, юноша начинал погружаться в свои мысли, приводящие за собой тревогу и отчаяние. Новая волна страха уже не подчинялась его разуму и хозяйски растекалась по всему телу, заставляя его дрожать. Он почувствовал, что ему не хватает воздуха, хотя дышать он мог спокойно. Но от осознания, что он ничего сейчас не может сделать, что у него нет ни выбора, ни контроля над ситуацией, Га Она душила паника. Удерживаясь на грани, он только мычал, прося тем самым остановить эту пытку. Но на его мольбы никто не отвечал. В комнате было тихо, как в гробу. Ухватившись за эту мысль, Га Он вспомнил смерть Су Хён и пережитый страх из-за смерти Ё Хана. Его заколотило, остатки сознания покинули его, оставив один на один с его страхами. Теперь он начинал уже извиваться и всячески пытаться освободить руки. Он сдирал кожу об ремень до боли, но не чувствовал этого, поскольку страх внутри него был сильнее любой физической боли. Он начинал кричать и ерзать по постели, упираясь ногами в нее. Он орал как мог, но никто не приходил на помощь. А перед его глазами то и дело всплывали картинки, которые его пугали: выстрел в Су Хён, взрыв в здании суда и одиночество, на которое обрек его Ё Хан, оставив его одного на целый невыносимо долгий месяц. И Га Он ничего не мог сделать, прямо как сейчас – НИЧЕГО. В какой-то момент он молился про себя, чтобы этот ад уже доконал его и отключил его сознание. Но нет, становилось с каждой минутой только хуже. Паника овладела им целиком, и Га Он уже не на шутку был близок к тому, чтобы сойти с ума. Ему казалось, что его похоронили заживо и нет больше пути назад к свету, который, оказывается, ему сейчас нужен как кислород.

Ё Хан почувствовал, что уже пора и, подхватив парня за грудь, прижал к себе. Он быстро снял с его глаз шарф и освободил рот.

— Пожалуйста, пожалуйста…, — завывал Га Он не переставая.

Ё Хан развязал его руки и юноша со всей силы обнял мужчину, вжимаясь в него всем телом, до боли, до хруста.

— Пожалуйста, помоги мне! – и из глаз его хлынули слезы. Он стонал от боли, ревя и всхлипывая и еще крепче прижимал к себе Ё Хана, который обнимал его в ответ, находясь в полном шоке от увиденного. Он предполагал, что Га Ону плохо, но чтобы настолько.

Ё Хан с трудом взял и отодвинул от себя парня, чтобы посмотреть тому в глаза. Тот не давался и Ё Хан удивился его неимоверной силе, которая сейчас ему противостоит. Но все-таки, удержав Га Она, он взял его лицо в руки, чтобы тот не дергался, и взглянул на него.

— Я с тобой, слышишь?! – тихо, но уверенно и с нажимом произнес Ё Хан. – Я всегда рядом, запомни это.

Мужчина видел дикий взгляд Га Она, растерянный и сумасшедший. Парень не мог придти в себя даже сейчас. А от слов Ё Хана он начинал в голос орать и плакать еще сильнее.

— Пожалуйста, прости меня! Прости! Прости! – не унимался Га Он, сильно сжимая пальцами плечи мужчины, его руки и все, до чего он сейчас мог дотронуться, словно ощупывая, живой ли тот.

И здесь даже Ё Хан не смог выдержать этой пытки, почувствовав, как слезы полились из его глаз. Спасая Га Она от запертых в нем страхов, Ё Хан не предполагал, что сам был во власти этих сильных эмоций. Господи, как же ему жаль! И он, впервые в жизни сейчас понял, что живет бок о бок с таким чувством, как вина, которую ранее не признавал. Он понял, что винит себя за искалеченную жизнь человека, которого любит больше всего на свете и сам, из страха остаться без него, обломал парню крылья, за которые его и полюбил. Злость на себя овладела им и он, резко положив Га Она на кровать, жадно вцепился губами в его рот, целуя, как сумасшедший, тем самым осознавая и принимая в себе, что готов погубить его и понести за это наказание. Но никогда, никогда он его не отпустит.

И вот теперь, только сейчас, мужчины, наконец, открылись друг перед другом, совершенно не скрывая своих помыслов. Ё Хан жадно и зверски шептал на ухо Га Ону, что ему будет проще убить его, чем отпустить, естественно удерживая крепко его шею своей ладонью. И почему-то в этот момент страх отпускал Га Она и он, весь в слезах, слегка улыбался мужчине, чему Ё Хан был несказанно рад.

Дикий, яркий, откровенный секс всегда завершал их такое неистовое признание в любви. Странно? Возможно. Но только не для них. Это был единственный способ для каждого их них продолжать жить дальше, учиться любить, учиться заново жить в этом неспокойном мире, где каждая душа была искалечена чужими страхами и болью. Они осмелились принять в себе всю человеческую сущность, без прикрас и интуитивно нашли ей выход за дверью собственной спальни.

Уставшие, они повалились на кровать и тут же провалились в крепкий сон, в полную темноту. Им ничего не снилось, только покой и тишина восстанавливали их душевные силы.

ГЛАВА 3. НЕОЖИДАННЫЙ ПОДАРОК Ё ХАНУ

Просыпаясь в полудреме, Га Он нащупывал рядом лежавшее тело мужчины и спокойно снова проваливался в сон. Так происходило несколько раз и, в какой-то момент, он не почувствовал рядом с собой Ё Хана. Тревожно поднимая голову, он обвел взглядом кровать и комнату и понял, что совершенно один. Немного заволновался, но, услышав шаги за дверью, расслабился.

— Ну, наконец, — выдохнул мужчина, заходя в комнату. В руках он держал поднос с двумя чашками и бутербродами. Он нес все это неловко, было видно, что делает он это впервые. Га Он смотрел на него, как завороженный. – Ты не поверишь, но мы спали целые сутки, — присаживаясь на кровать, Ё Хан поставил поднос на столик слева от Га Она. – Кроме бутербродов нет ничего. Мне уже кажется, что скоро начнутся галлюцинации от голода. Нам срочно надо добывать еду, — говорил он так просто и обычно, отчего Га Ону хотелось заплакать, вот от этой обычности и простоты в их отношениях.

Га Он подполз к мужчине и обнял его со всей нежностью и любовью.

— Я хочу к Элии, — тихо прошептал он, понимая, как стало легко, скинув себя маску безразличного и сильного человека.

— Я рад, что ты самостоятельно принял это решение, — отодвинул Ё Хан парня и хитро улыбнулся ему. – Билеты уже куплены, мы вылетаем вдвоем послезавтра.

Га Он сначала растерялся, а после до него дошло, что его снова обвели вокруг пальца. Он в голос засмеялся, легко и радостно, от осознания, что встретил человека, который, как никто, знает все его желания и готов их выполнять.

— Неужели ты серьезно думал, что Элия отправила меня к тебе, чтобы мы кувыркались день и ночь? – засмеялся мужчина. – Без тебя она меня на порог дома не пустит.

Га Он почувствовал, что он самый счастливый человек на свете и заплакал от счастья, совершенно не стесняясь своих чувств, которые, как оказалось, не были его слабостью, а просто были особенностью его чистой души. Он обнял Ё Хана и не хотел отпускать. Мужчина радовался про себя, что его Га Он снова с ним и у них есть еще пару дней, чтобы насладиться друг другом. Но уже совсем по-другому.

— Значит, она не знает про нас? – усевшись поудобнее Га Он взял чашку с кофе и сделал пару глотков, отрезвляя себя.

— Разве можно быть таким наивным? – помотал головой Ё Хан, в удивлении. – Конечно знает. Это же Элия, — делая упор на ее имени, напомнил мужчина. – Только я избегаю разговоров с ней об этом. Я не знаю даже как начать…, — мужчина не на шутку задумался. — В общем, я это оставил на тебя. Тебе проще найти с ней общий язык и ты ближе к ее возрасту и знаешь какие слова надо подобрать, — оправдывался Ё Хан.

— Понятно, ты решил все спихнуть на меня, — жадно поглощая бутерброд, произнес Га Он.

— Как ты себе это представляешь? – защищался Ё Хан. – “Солнышко, человек, который похож на твоего отца, моего брата, в которого ты недавно была влюблена — мой любовник”, ты так это видишь?

— А разве все это неправда?

— Правда, но надо же как-то помягче это все преподнести. Я не умею.

— По-твоему, у меня получится лучше объяснить эту ситуацию? Каким образом? “Элия, я люблю твоего дядю и хочу стать частью вашей семьи”?

— Да, вот это мне уже нравится больше.

— Это бред! Может быть мы не будем ей вообще говорить? – предложил Га Он и внезапно мужчины услышали звонок на телефоне Ё Хана.

На экране высвечивался входящий звонок от Элии.

— Черт, — выругался Ё Хан. – Вот откуда она знает, когда надо звонить?

— Не удивлюсь, если на тебе прослушка от нее, — задергался парень в поисках своей одежды.

— Одевайся быстрее, — поторапливал его Ё Хан. Он вдохнул и выдохнул несколько раз и ответил на звонок. – Я слушаю, — сухо поприветствовал он.

— Ну, наконец! – радостно выпалила девушка. – Включи видео, я хочу увидеть Га Она, — ее звонкий счастливый голос раздавался по всей комнате.

Га Он натянул на себя одеяло, так как кроме футболки он больше ничего не нашел. Выглядело это глупо и смешно.

— Тут со связью что-то, видео не пройдет, — пытался спасти положение Ё Хан.

— Хватит меня обманывать! На такие детские уловки я не попадусь. Я же знаю, что Га Он рядом, ну дай мне его увидеть, — умоляла девушка. – Неужели нескольких дней вам было недостаточно?

— Ты что такое говоришь? – непроизвольно зло ответил Ё Хан.

— Ой, да ладно. Ты мне еще расскажи, что у вас чисто платоническая связь.

— Элия! – выкрикнул дядя. Он сгорал от стыда и неловкости оттого, что она вела себя так, словно старше него на десяток лет.

В этот момент у Га Она отключился мозг полностью. Он был в шоке и не понимал, что ему делать и говорить. К чему, а вот к этому его жизнь не готовила.

— Я перезвоню тебе позже, — быстро сказал Ё Хан и хотел положить трубку.

— Если сбросишь сейчас, то я расскажу Га Ону… — она не успела закончить, как Ё Хан тут же включил видеосвязь.

— Вот! Довольна? Ты невыносима, — устало протянул мужчина, увидев племянницу на экране.

— Выглядишь помято, — стебалась она. – Ну дай телефон Га Ону, — снова умоляя.

Мужчина не выдержал и передал трубку парню.

— Га Он! – воскликнула она и тут же заплакала от счастья. – Мне столько всего надо тебе рассказать, — тараторила она. – Тут все по-другому. У меня появилось много знакомых и все такие разные и интересные! А мой врач, ты бы видел его, такой красавчик… — она продолжала говорить, сменяя слезы на смех. Га Он слушал ее не прерывая, но, видя ее родное счастливое лицо, не мог сдержать себя и заплакал.

— Элия, я так рад, что с тобой все хорошо.

— Конечно, хорошо! Только Ё Хан не разрешал тебе звонить, мне было сложно сдержать себя. Но он сказал, что это ради твоей безопасности и я ждала. А сейчас я вижу тебя! – фонтаном освобождала она свои эмоции. – И скоро мы увидимся. Уже через пару дней я смогу тебя обнять. Не могу дождаться. Я тебе все покажу!

— Ё Хан рассказал, что ты делаешь большие успехи и у тебя новая любовь, — уже немного успокоившись, продолжил увлеченно разговор Га Он.

— Ну не только же вам можно любить, — хитро улыбнулась она. Га Он снова переменился в лице.

— Ты неправильно все понимаешь, — пытался хоть как-то остановить Га Он девушку с ее бурными фантазиями.

— А как еще я должна понимать, когда за твоей спиной спинка кровати Ё Хана? — она подняла бровь, словно детектив, который нашел улику.

Га Он прикусил губу. Ответить ему было нечего. Ё Хан уже просто закрыл глаза и отдался на волю судьбе. Будь что будет.

— Не переживайте, — ободряюще сказала она. – Я очень рада, на самом деле. Если бы это был не Га Он, я бы убила этого старикана. Я много читала на эту тему и все понимаю, — в своей открытой, немного грубой манере говорила она, смущая мужчин. — Я рада, что теперь мы — одна семья! – в конце радостно воскликнула она. – Поскорее прилетайте, я вас очень жду.

— Элия, — спокойно и очень серьезно произнес Га Он, — спасибо тебе, — он вложил в эту фразу всю свою любовь к ней.

— Да не за что, — отмахнулась она от сложных чувств, нахлынувших на нее сейчас. – Все, я тебя увидела, жду вас, — чмокнув экран, она сама положила трубку.

Га Он отодвинул телефон и ошарашено посмотрел на Ё Хана.

— Это что только что было? – спросил молодой человек.

— Привыкай, это — наша новая Элия.

— Как? – не верил Га Он. – Как она стала такой раскрепощенной?

— Наверное, это переходный возраст, и у нее сейчас большой круг общения. Она словно с цепи сорвалась, очень активная. Мне так жаль, что я ее долго держал взаперти, — с грустью сказал Ё Хан.

Она сейчас пронеслась как шторм и мужчины до сих пор были под впечатлением.

— Ищи свои штаны, поедем завтракать… или уже обедать, — невнятно сказал мужчина, собирая всю информацию  в своей голове.

— Куда?

— Есть одна идея, выведу тебя на свет, а то ты засиделся, — улыбнулся Ё Хан и по-хозяйски шлепнул Га Она по заднице.

 

Захватив по дороге еду на вынос из ресторана, они поехали на море. За рулем был Га Он, он настоял на этом, на всякий случай, во избежание ненужных проблем, если их остановит полиция с проверкой документов. Хоть у Ё Хана и был новый паспорт, теперь его новое имя Чи Сон, Га Он все равно был максимально серьезен в таких делах и не допустил бывшего судью за руль. Тот не сопротивлялся, ему даже нравилось, что его любовник ведет себя с ним, как мамочка, опекая непослушного ребенка от разных неприятностей.

— Навигатор показывает еще час, — серьезно сказал Га Он, проверив на телефоне карту.

Он выглядел очень по взрослому, когда вел машину. Ё Хан на это обратил внимание еще в первый раз, когда позволил тому сесть за руль. Га Он был исполнительным и очень скрупулезным в делах. Он ко многим вещам относился серьезно, нецелесообразно накапливая в себе лишний стресс. Так думал Ё Хан, разглядывая сейчас его со стороны. Га Он был в джинсах, максимально обтягивающих его накачанные ноги, и в белой свободной рубашке. Мужчина любовался им и не мог отвести взгляд. Ему было все равно сколько ехать, хоть весь день, лишь бы можно было откровенно сидеть и пялиться на юношу, который в этот момент был сосредоточен на дороге.

— Я знаю, о чем ты думаешь, похотливый старикан, — не меняясь в лице, внезапно сказал Га Он.

— Не пойму, это претензия или тебе нравятся мужчины постарше? – пытался переиграть Ё Хан юношу.

— Как у тебя так получается все перевернуть? – тут же сдался Га Он, не желая играть с ним в словесные перепалки.

— Я судья, ты не забыл? Дьявольский судья, — подчеркнул мужчина и положил руку на внутреннюю сторону бедра парня.

— Слушай, я за рулем. Я, конечно, понимаю, что ты — чокнутый псих, но ты создаешь аварийную ситуацию.

— Не то слово, насколько она аварийная, — широко улыбнулся Ё Хан и продолжил нескромно поглаживать бедро, пробираясь к паху Га Она.

— Убери, — засмеялся парень. – Серьезно, это не шутки. Ты знаешь статистику, сколько людей погибает от занятий сексом во время вождения?

Ё Хан его не слушал и продолжал дальше – расстегнул умело одной рукой ширинку на джинсах молодого человека и засунул туда руку, поглаживая через ткань трусов его теплый член.

— Ты шутишь?! – воскликнул Га Он и, быстро убрав одну руку с руля, шлепнул по руке Ё Хана, но тому было все равно. – Судья Кан, я пришью это к вашему делу – домогательство во время управления транспортным средством. Надеюсь вам не надо напоминать, какая это статья?

— Чем больше ты сопротивляешься, тем больше мне хочется это делать, — Ё Хан пробрался в маленький кармашек на трусах и достал уже набухший член Га Она.

— Ты думаешь, я на это поведусь и позволю тебе меня трогать? – начал ерзать парень от странных и непонятных ему ощущений. – Твои манипуляции на меня не действуют. Убери руку, — со всей серьезностью сказал Га Он. – Иначе, я сейчас же разворачиваю машину и мы едем обратно. И, до вылета, ты будешь сидеть один в своем доме, а у меня будет время привести в порядок дела в суде.

— Ты точно как мамочка, — расстроился Ё Хан, но убрал свою игрушку на место и застегнул штаны парню, приводя того в порядок.

Га Он мельком посмотрел на мужчину и довольно улыбнулся. Ё Хан отвернулся к окну, делая вид, что обиделся. Таким его Га Он видел впервые и ему нравилось, что мужчина раскрывает себя с разных сторон. Оказывается, Кан Ё Хан не только может играть на публику, но еще обожает играть в отношениях, притворяясь жертвой. Это действительно было смешно и немного необычно.

— Мы останемся на ночь? – Га Он решил немного успокоить мужчину, намекая, что уже через час он может с ним делать все, что тому заблагорассудится.

— Если ты не против, — как-то отстраненно ответил Ё Хан. – Домик у моря, — задумчиво произнес мужчина, — я подумал это романтично. Хотя, если честно, я ничего в этом не пониманию. Я просто хочу тебя трахать и мне все равно где.

— Нда, ты не выбираешь слова, — выдохнул парень, устало подперев голову ладонью, а локтем оперевшись о дверцу машины. Взгляд его все время был на дороге.

— Тебя это смущает?

— Нет, это же ты. Просто никак привыкнуть не могу, что для тебя любить и трахнуть — это одно и то же.

— Я рад, что ты это понимаешь, — довольно улыбнулся Ё Хан. – Когда мы приедем в Швейцарию, такой роскоши у нас не будет, — объяснил мужчина. – Элия, на время твоего прибытия, переберется домой и будет там проходить сеансы. Куда бы мы не пошли – везде будет семейный отдых. И мне ничего не останется, как только заниматься с тобой любовью по ночам, сдерживая себя, чтобы не травмировать психику нашей девочки.

Последнее врезалось в сознание Га Она: «нашей девочки». Ё Хан уже однажды так говорил, но только сейчас Га Он придал этому такое большое значение. В груди потеплело и он готов был умереть от счастья, просто от этой фразы: «нашей девочки».

— Мы что-нибудь придумаем, — успокаивал его Га Он, хитро улыбаясь.

Ё Хан заинтересованно посмотрел на парня и ему стало очень любопытно, о чем сейчас подумал Га Он. Но он решил это оставить на потом, мужчина любил сюрпризы.

 

Они приехали в небольшую деревушку, где можно было снять домик у моря и провести спокойные выходные в уединении. Удобство заключалось еще в том, что все это делалось дистанционно, без необходимости встречи с хозяевами гостевого дома. Оформив все документы на Га Она и заселившись, мужчины отправились на поиски кафе или ресторана. Погода, как всегда, была солнечной, но прохладный ветерок напоминал об осени. Судьи выглядели совершенно обычно, никак не привлекая к себе внимание. Ё Хан был в черном спортивном костюме и белых кроссовках. Глаза его скрывали солнцезащитные очки. В таком виде он выглядел лет на десять младше. И походка его сразу же менялась, в отличие от той, когда он был в суде, наглухо замурованный в дорогом классическом костюме. Га Ону нравилось сейчас видеть мужчину раскованным, легким и даже немного дерзким. Сам Га Он был в своей обычной повседневной одежде: джинсы, рубашка свободного кроя и сверху худи с капюшоном. Наверное, впервые они придали значение тому, что смена одежды и смена обстановки доставляли им какую-то неописуемую радость. Они чувствовали себя впервые в жизни свободно и кайфовали от этого.

— Ты служил в армии? – жадно уплетая обед в небольшом приморском ресторанчике, спросил Га Он.

— Да, — сухо отвечал Ё Хан, не отвлекаясь от еды.

— Где?

Ё Хан поднял на него глаза и задумался, как будто вспоминал.

— Чунчон, провинция Канвон.

— А я в Нонсан, в провинции Южный Чхунчхон. У тебя там не появились друзья, хорошие знакомые?

— Нет.

— А где ты учился? — с интересом расспрашивал Га Он.

— Университет Корё. Факультет юриспруденции, — четко отвечал Ё Хан.

— Вау, — восхитился Га Он. – И что, там тоже не было друзей?

— Нет.

—  А как на личном?

— Это что, допрос? – поднял взгляд на парня Ё Хан. Выглядел он в этот момент серьезно и немного раздраженно.

— Что плохого в том, что я хочу о тебе узнать больше? – пытался утихомирить мужчину Га Он.

— Ты знаешь обо мне многое, тебе не достаточно?

— Это все сложный период в твоей жизни. Я хочу узнать другого Ё Хана, который беззаботно прогуливал учебу, влюблялся или совершал безумные поступки.

— Вот в последнем я преуспел. Всего остального в моей жизни не было.

— Я не верю. Когда случился твой первый секс? Что ты чувствовал?

— Ты на самом деле хочешь это узнать? – как-то с опаской спросил его Ё Хан. — В этом не было ничего романтичного. Мне просто было любопытно и я трахнул первую попавшуюся девушку, которая призналась мне в любви.

Га Он переменился в лице. Ему было неприятно это слышать.

— Вот видишь, я же говорил, — показал мужчина рукой на лицо парня. – Тебе не понравятся мои истории.

— Даже если так, я хочу узнать о тебе все. Да, это немного странно, но это же ты, — успокаивал себя юноша.

— Тебе интересно, что я чувствовал? – он ненадолго замолчал, вспоминая свой первый сексуальный опыт. – Ничего. Она так быстро и легко мне отдалась, что кроме жалости у меня к ней ничего не возникло. После нашего секса она меня не доставала.

— А когда был первый парень? — старясь скрыть свое волнение, спросил молодой человек.

— На третьем курсе, — уже смирившись, отчитывался Ё Хан. – Мы играли в баскетбол и я случайно попал ему мячом в голову. После игры он меня выловил в раздевалке и мы подрались. Было жестко, — Ё Хан вспомнил те ощущения.

— И? – с опаской спросил Га Он, предчувствуя развязку в стиле Кан Ё Хана.

— И я его трахнул. Я не понял, в какой момент, но я его дико захотел. Это были странные ощущения. Он был силен, его многие боялись. Он врезал мне по лицу… а дальше, как в тумане, — задумался Ё Хан, припоминая эту ситуацию. – Но я уверен в одном – этот секс понравился нам обоим. Странно, больше он ко мне не приставал, — обыденно со смешком закончил Ё Хан.

Молодой человек был под впечатлением. Он не мог похвастаться такой бурной сексуальной жизнью.

— А что с тобой? – спросил мужчина. – Когда у тебя это случилось впервые?

— Тебе будет неинтересно. По сравнению с твоими успехами, у меня все обычно.

— Мне нравится обычно, — убеждал его Ё Хан. – Особенно, если это касается тебя.

Га Он опустил глаза и вернулся к своему салату. Он перестал чувствовать его вкус, просто пережевывая и глотая, мысленно молясь про себя, чтобы Ё Хан отстал от него с расспросами о его личной жизни. И зачем он только поднял эту тему?

— Ты не отвертишься, — был настойчив мужчина. – Я тоже хочу узнать о тебе все подробности.

— Слушай, давай быстрее поедим и пойдем уже. Скоро солнце сядет, — всячески менял тему разговора Га Он.

— Не может быть! — резко произнес господин Кан.

Га Он замер. Парень почувствовал, как на несколько секунд сердце его остановилось, а после ударило с новой силой.

— Ты — девственник, — просто ответил мужчина, не веря своим словам. Но, наблюдая за реакцией парня, сомнений у него не оставалось. – Ты серьезно? – он не верил, что такой красивый молодой человек не пользовался своим положением и не купался в любви девушек.

— Это преступление? – начинал злиться Га Он, бросая вызов.

— Твою мать, — не сдержался Ё Хан, представляя их первый секс. Его пульс участился и мужчина тяжело задышал. – Ты вообще соображал, что ты делал со мной и на что шел?

— Поздно уже об этом вспоминать, — спокойно ответил Га Он, взяв себя в руки и продолжил мучить свой салат.

Ё Хан не мог прийти в себя и был под впечатлением. Га Он успел заметить его довольную ухмылку и его это раздражало, поскольку парень понимал, от чего судья пришел в такой восторг. Оказывается, Га Он полностью принадлежал Кан Ё Хану и того эта мысль сейчас опьяняла.

— Ты еще скажи, что сожалеешь, — хмыкнул молодой человек.

— Я сожалею, что не узнал об этом раньше, — Ё Хан мысленно воспроизводил события того вечера, смакуя каждый фрагмент. – Если бы я знал…

— То что? – надменно и устало спросил юноша.

— Не знаю, я еще не придумал, — глаза Ё Хана заблестели, как будто он поймал крупную добычу.

— Давай на этом закончим, — выдохнул Га Он.

— Я снова тебя хочу, — жадно произнес мужчина.

— Почему меня это уже не удивляет? – с иронией спросил юноша. – Ты в курсе, что ты озабоченный старикан?

— Которого ТЫ на днях взял, — напомнил ему мужчина. — А ведь это был твой первый раз, — смеялся над ним мужчина. — У меня до сих пор не укладывается это в голове.

— Давай потише, — предостерег его юноша, обводя взглядом соседние столики. Людей  было мало, но все же парень чувствовал себя неловко.

Закончив с обедом, они отправились на море. Гуляя по побережью, как все влюбленные парочки, они продолжали друг над другом подшучивать и прикалываться. Кан Ё Хан был в ударе. Еще бы! Такого подарка от Га Она он не ожидал и был окрылен своим превосходством. Юноша немного злился, но все-таки, ему стало намного легче после того, как он рассказал о своей тайне. Секретов между ними становилось все меньше и это чувствовалось в полной свободе друг перед другом.

Дьявольский судья. Книга 2: «Новый свет»

150,00 руб.

Внимание! Вы покупаете ЭЛЕКТРОННУЮ книгу. Стоимость указана за ВСЮ книгу целиком от начала и до конца. После оплаты вы будете перемещены на страницу для скачивания файлов в 4-х популярных форматах электронных книг: PDF / FB2 / EPUB / MOBI

Поддержите автора, подпишитесь на группу ВК: VK.COM/KAWORUFUN

Описание

ГЛАВА 1. НОВАЯ ВСТРЕЧА

Судья Ким Га Он прошел мимо таблички: “Слушание судебной реформы по делу Кан Ё Хана”. Он уверенным шагом направлялся по коридорам здания нового суда в зал заседания, где сегодня был важным гостем.

Его встречали аплодисментами. Как и заверил его судья Кан, теперь он национальный герой. По обе стороны от Га Она сидели мужчины в костюмах и широко улыбались ему, приветствуя. На душе было нелегко и слегка мерзко. Га Он уже видел эти довольные лицемерные маски на других персонажах. Они никогда не менялись.

Отзывы (0)
Оплата & Доставка

Как оплатить и скачать электронные книги (инструкция):

1. Переходите в раздел МАГАЗИН и добавляете понравившиеся книги в корзину

2. После добавления товаров в корзину нажимаете ОФОРМИТЬ ЗАКАЗ

3. На странице оформления заказа вы увидите несколько разделов.

Если вы планируете читать автора РЕГУЛЯРНО,  лучше зарегистрироваться на сайте ПЕРЕД ОФОРМЛЕНИЕМ заказа. Вы можете сделать это 2-мя способами:

  • Зайти через вашу учетную запись Google (отлично подходит для телефонов на системе Android) или ВК.
  • Ввести ваши учетные данные ниже (фамилия, имя, телефон и E-mail) и поставить галочку "Зарегистрировать вас?". Тогда сайт создаст вам учетную запись и пароль будет отправлен вам на ваш E-mail

Регистрация на сайте удобна тем, что все купленные вами книги будут храниться в вашем "Личном кабинете" в разделе "Загрузки"

Если вы приобретаете книгу РАЗОВО, то регистрация в данном случае необязательна.

Оплаты на данном сайте проводятся через агрегатора платежей Яндекс: Ю.Касса

4. После нажатия кнопки ОПЛАТИТЬ вы будете перемещены на страницу сервиса Ю.Касса. Выбираете там любой удобный способ оплаты, оплачиваете и после всех операций внизу будет кнопка "ВЕРНУТЬСЯ В МАГАЗИН". Нажав ее, вы попадаете на страницу (см.картинку) успешного завершения заказа.

ВНИМАНИЕ! Файлы книги загружаются прямо с этой же страницы в 4-х форматах:

  • для компьютера: PDF
  • для телефонов, смартфонов и планшетов: FB2, EPUB, MOBI

Программы для чтения книг в формате FB2 можно скачать тут:

Andriod Apple

Для бумажных книг

Оплата на сайте осуществляется через агрегатора платежей Яндекс Ю.Касса.

Доступна оплата VISA, MASTERCARD, MAESTRO, SberPay

Расчет доставки осуществляется при оформлении заказа в зависимости удаленности вашего региона от Центральной России.

Обычная ставка по России в пределах Ростов-Новосибирск не более 150р. При заказе 3-х и более книг стоимость увеличивается.