03_monster_dance

ДЬЯВОЛЬСКИЙ СУДЬЯ. БАЛ МОНСТРОВ. КНИГА 3

Автор: Kaworu Terayama

ГЛАВА 1. ВРАГ ВРАГА

Парень не сразу понял, что такси, в которое он сел по прилету в Корею, выглядело весьма странным. Но когда ему было замечать такие мелочи, как марка автомобиля, тонированные окна и не очень приветливый водитель, когда Га Он полностью находился в своих мыслях? Он больше действовал по инерции, полностью погруженный в себя. Ему предстоит самое большое дело в его жизни – поменять свою жизнь. Отказаться от привычных принципов, от своего дела, которому он планировал посвятить всю свою жизнь и, ради своей любви, даже поменять страну. Возвращаясь домой, у него было много времени чтобы все обдумать. Он, наконец, понял, что боль при расставании со своей семьей, со своими любимыми, куда тяжелее и невыносимее, чем смена деятельности или проживание в другой стране. Когда ты понимаешь, сколько упущенных возможностей может остаться за плечами, пока ты гоняешься за очередными монстрами, все становится бессмысленным, поскольку смысл у Га Она теперь — его семья.

Уже в пути молодой человек обратил внимание, что такси везет его не домой. Он внимательно глянул на водителя: черный костюм, спортивное телосложение, обычно так выглядит охрана какого-нибудь чиновника. Га Он напрягся, но понял, что суетиться и впадать в панику рано, хоть он уже понимал – его похитили. Осталось дело за малым – разузнать кто и зачем?

— Я вам даже не назвал адрес своего дома, — уверенно и спокойно говорил Га Он, сидя на заднем сидении автомобиля.

— Судья Ким, не волнуйтесь, после, я доставлю вас домой.

— После чего?

— С вами хочет пообщаться министр юстиции Ян Мин Ву.

Га Он тяжело вздохнул и облокотился на сидение, он не дурак и уже все прекрасно понимал. Но парень был настолько вымотан, что у него не оставалось сил даже сопротивляться или угрожать мужчине, который все равно доставит его туда, куда ему приказал хозяин.

Га Он пытался вспомнить нового министра, но тщетно. Они нигде еще ни разу не пересекались, а фигуру, показываемую по телевизору, судья Ким не мог вспомнить, как ни старался. Сейчас они ехали в сторону загородных коттеджей. Неужели министр Ян настолько уверен в себе, что хочет показать свое логово? С другой стороны, встречаться в людных местах – это попасть в объектив папарацци и куда более опасно, чем рассекретить свое тайное место. Они заехали в частные владения и за ними закрылись ворота. Коттедж был небольшим, но двухэтажным, выдержанный в старом стиле. Скорее всего, этот дом передавался по наследству в семье Мин Ву.

Машина припарковалась и водитель незамедлительно вышел из нее и открыл дверь перед Га Оном с большим почтением.

— Мы на месте. За багаж не волнуйтесь, — поклонился он и больше ничего не сказал.

Тут же, откуда ни возьмись, появился молодой парень, по возрасту, наверное, такой же, как и Га Он, но более подвижный и дерзкий. Он смело подошел к Га Ону и, не стесняясь, по-свойски хлопнул того по плечу.

— Мы тебя уже заждались, — говорил он так, словно приехал дальний родственник, которого тот давно не видел.

Га Он обвел его своим убийственным взглядом и, смахивая чужую руку со своего плеча, дал понять, что ему совсем не нравится напор парня.

— В чем дело? – просто спросил судья. – Министр понимает последствия этого инцидента?

— Ой, да ладно, пойдем уже, — парень совсем не воспринимал Га Она всерьез. Складывалось ощущение, что для него это все интересное, увлекательное приключение.

Га Он понял, что с этим взрывным юношей смысла что-то обсуждать и говорить не было. Он был на своей волне и, похоже, всерьез не понимал всю серьезность этой ситуации.

— Меня зовут Сын Ги, — болтал парень без умолку, пока они шли к дому. – Ты извини, что так пришлось тебя в гости приглашать, но у хеннима не было другого выбора.

Га Он был потерян окончательно. Он впервые в жизни встретил человека, который при всей своей дерзости и даже непристойном поведении, потому что похищение людей ну никак нельзя оправдать, был абсолютно незамутнен и даже по-детски наивен. Он назвал министра хеннимом, что означало, что отношения у них близкие. Но Сын Ги точно не принадлежал к семье Мин Ву, это было видно по его речи и поведению. Тогда, кто он?

Парень провел судью в дом и они сразу оказались в гостиной, где их уже ждал министр Ян.

— Добро пожаловать, судья Ким, — издалека поприветствовал министр. – Приношу извинения, за свою наглость, но мне необходимо было с вами увидеться.

— Я бы не отказал вам во встрече, пригласи вы меня официально. К чему было меня похищать?

— Если бы не я, то сейчас, скорее всего, вы бы были в лапах врага.

— Я так понимаю, вашего врага? Потому что у меня врагов нет.

— Вы в этом так уверенны?

— Абсолютно.

Министр слегка заулыбался, но постарался скрыть свою ухмылку.

— Возможно, это враги судьи Кан Ё Хана.

Га Она чуть не парализовало. Он боялся до ужаса выдать себя сейчас хоть малейшим движением или взглядом, в котором возник страх.

— В одном вы можете быть спокойны – я вам точно не враг, — спокойным тоном говорил министр Ян.

—  Неубедительно, судя по тому, что всеми своими действиями вы мне показываете, что хозяин положения именно вы.

— Не защищайтесь. Поверьте, моя невинная шалость ничто по сравнению с теми методами, которые могли вас ожидать, не окажись вы сейчас здесь.

— Давайте перейдем к делу, не вижу смысла в ваших угрозах.

В этот момент Сын Ги почему-то засмеялся.

— Пройдем к столу, ведь вы только с самолета, наверняка голодны, — предложил министр, пытаясь быть радушным хозяином.

— Я не буду с вами обедать, — принципиально ответил  Га Он. – Выкладывайте, что вам надо. Мне некогда с вами тут рассиживаться.

— Хм, мне было любопытно, как простой парень добился таких успехов и заинтересовал самого судью Кан Ё Хана? Но теперь вижу, вам палец в рот не клади. Сын Ги, — мужчина повернулся к парню, — налей нам по чашке кофе и покрепче.

Министр Ян подошел ближе к Га Ону и рукой показал на диван в гостевой зоне, предлагая присесть. Га Он сел и внимательно осмотрел помещение.

— В моем доме нет ни камер, ни подслушивающих устройств, — читая мысли судьи, успокоил его Мин Ву. — Проверить вы это не сможете, придется поверить мне на слово.

— Наверное, я вам очень нужен, раз вы принимаете меня в своем семейном доме.

— Не вы, — внезапно сказал министр. – Мне нужен Кан Ё Хан.

Га Он от неожиданности замер и, чтобы не выдавать себя с потрохами, просто рассмеялся, скрывая за этим истерику и страх.

— Даже после смерти всем нужен Кан Ё Хан, — уже успокаиваясь сказал Га Он.

— К несчастью для вас двоих, вы запустили необратимый процесс, где вы оба являетесь ключевыми фигурами. Таким людям, как судья Кан, не дадут спокойно выйти из игры, слишком многое он знает.

Га Он молчал. Сейчас это молчание могло спасти самого Ё Хана. Но голос разума уже во всю твердил, что это конец.

Сын Ги поставил чашки на столик и бесцеремонно развалился в кресле. Он был единственным, кого ничто не напрягало и не беспокоило, в то время, как судья и министр испепеляли друг друга взглядом, проверяя друг друга на прочность.

— Наши с вами отношения  могли бы принести пользу нам обоим.

— У меня не может быть с вами никаких отношений, — резко ответил Га Он.

— Хорошо, — министр пытался подобрать более понятные слова, на которые Га Он не будет остро реагировать. – Наше партнерство выгодно нам обоим. Вы уже поняли, что я в курсе, что господин Кан жив. Благодаря вам, мы вычислили, где он находится сейчас. Но он не из тех игроков, кого можно взять грубой силой. Не буду лукавить, самый близкий путь к нему – это вы.

Га Он не заметил, как стал тяжело дышать и как в его взгляде появилась злость, не присущая ему. Он был готов убить сидящего перед ним человека, который посягнул на спокойствие его семьи.

— Напомню, я вам не враг. И хоть эта ситуация выглядит иначе, смею вас заверить, о его фальсифицированной смерти знаю не только я. И вот тут уже становится опасно, потому что та сторона не остановится не перед чем и силой заставит его встать на колени.

— О чем вы говорите? – до последнего держался судья Ким.

— Ты чё тормозишь? – не выдержал Сын Ги. – Прихвостни нового президента уже в курсе, где вы с любовничком провели свои каникулы. Они, кстати, тоже ждали тебя у выхода аэропорта, пришлось повозиться, чтобы их отвлечь, — засмеялся парень.

— Прошу прощение за Сын Ги, это его обычная манера общения. Не воспринимайте на свой счет.

— Да мы долго тут все будем любезничать? Пиздец пришел! – подытожил юноша.

Га Он был в шоке. Он совершенно не понимал, что происходит и кто все эти люди.

— Короче, — решил взять инициативу в свои руки Сын Ги, — новый президент — псих и тиран. Прошлый нам покажется душкой, когда все поймут, кто сейчас стоит во главе нашей страны. Но будет уже поздно. Узнав, что Кан Ё Хан жив, наш лидер пустил всех своих лучших псов на его поиски. Как он узнал, я не в курсе. Но я точно знаю, что тебя пасут уже не первый день. Делать петлю через Японию было бессмысленно, хоть это и придержало нас всех ненадолго.

Га Он понял, что обратной дороги нет и, как бы он сейчас не отнекивался, игра уже началась. Он может не вступать в эту игру, но она все равно продолжится даже без него. И в этой игре на кону стоит сам Кан Ё Хан. Здесь нет друзей и союзников. Но необходимо сделать выбор, против кого вести эту войну.

— Зачем вам лезть в это дело? – серьезно спросил Га Он. – Если это касается только президента, я не поверю, что вы так переживаете за свою страну, что готовы идти на такие риски.

— Да что ты, блядь, понимаешь? — сорвался парень и даже вскочил с кресла.

— Сын Ги! — грозно остановил его министр. – Не делай поспешных выводов, — перешел на «ты» министр Ян и злобно посмотрел на Га Она. Наконец, они все сняли с себя маски и говорили начистоту. – Каждый защищает свое. И мне понятна ваша реакция, когда вы пытаетесь оградить Кан Ё Хана. Но у вас все равно нет выбора. У нас свои счеты с президентом Мун Ён Хёном и наше с вами сотрудничество может быть полезным нам всем. В нашем случае, мы засадим эту гниду и только Кан Ё Хан нам может в этом помочь. В обмен, господин Кан не только не станет прислужником этой мрази, но еще я сделаю все, чтобы очистить его имя и вернуть в Корею героем.

Га Он распахнул глаза от удивления. Не секрет, что последнее предложение обезоружило его и подкупало молодого судью больше, чем страх неизвестности.

— И я вам нужен, чтобы убедить ЕГО встать на вашу сторону?

— Так точно, — по-военному ответил министр.

— Зачем президенту понадобился Кан Ё Хан? – спросил Га Он.

— Он решил устроить революцию в стране и слиться с Северной Кореей, — отвечал Сын Ги. – А твой Ё Хан оказался костью в горле, потому что живым он знает больше, чем мертвым.

— Слиться с Северной Кореей? – Га Он был в шоке. — Но это же полный бред. Какая в этом выгода?

— Подчинить себе всю Корею и не делиться с другими странами. Коммунистическая партия – утопия для многих психов.

— Это версия Мин Ву, — отмахнулся от нее Сын Ги. – Я считаю, что ему просто нравится процесс. Уничтожать, убивать, пытать и насиловать и при этом находить оправдание своим зверским поступкам, — парень говорил слишком эмоционально и Га Он обратил внимание, как его глаза заблестели от слез, которые парень глушил своей яростью. В этот момент Сын Ги был похож на волка одиночку, которого окружила стая свирепых волков, чтобы с ним расквитаться.

— Если мы про истинную причину, то Сын Ги все четко описал. Так и есть, — добавил министр Ян.

— Какова ваша цель? – четко спросил Га Он.

— Таких влиятельных людей невозможно представить перед судом. Убить тоже не получится. Единственный, кто может справиться с этой задачей – судья Кан Ё Хан. И то, я не питаю надежд на благополучный исход этой операции.

— Тогда зачем? Что вами движет? Это серьезное дело, которое может нас всех уничтожить. В прямом смысле, — намекнул на смерть молодой судья. Он знал, как просто некоторые избавляются от назойливых мух.

— Цена вопроса, — развел руками министр. – Кан Ё Хан может снова обрести свое имя и начать жить заново в своей стране, не обремененный никаким прошлым. Вы тоже этого хотите, — утверждал министр. – А мы с Сын Ги шли к этому уже двенадцать лет. Это личное и мы готовы даже умереть за это дело, — откровенно высказался Мин Ву.

Га Он посмотрел на парня и понял, что министр Ян не шутит. Вместо взбалмошного и дерзкого юноши судья увидел взрослого и уверенного в своей цели человека.

Га Он не выдержал напряжения, встал с дивана и стал накручивать круги, чтобы успокоится.

— Откуда мне знать, что вы не лжете и, что я могу вам доверять?

— Таких гарантий в наше время вам никто не сможет дать, — спокойно ответил Мин Ву. – Даже мы вам не можем доверять, раскрывая наши истинные мотивы. Но, изучая вас, я понял, что вы не из тех, кто будет плясать под дудку на этом балу монстров.

Сын Ги достал из ящика стола папку с документами и кинул на диван, где сидел до этого Га Он.

— Взгляни. Может быть это тебя простимулирует, — парень не выбирал выражения и вел себя очень смело. Странно, но это подкупало Га Она, хоть и выглядело это со стороны чистым хамством.

Молодой судья взял папку и, пробежав глазами по тексту, чуть не задохнулся от прочитанного, еще и подкрепленного откровенными фотографиями.

— Это все дело рук президента Мун Ён Хёна, — пояснил Сын Ги. – Ни отпечатков, ни следов – нет ничего. Все было уничтожено. Дело закрыто.

Га Он не смог сдержать слезу, которая непроизвольно пробежала по его щеке. Эти фотографии он еще долго будет вспоминать в своих кошмарах. Он закрыл рот ладонью, чтобы остановить приступ тошноты и медленно сел обратно на место. Закрыв ладонями лицо, он какое-то время сидел так и обдумывал следующий шаг. Стояла тишина и никто не смел ее сейчас нарушить. Для этих мужчин сейчас был важный момент, от которого зависела жизнь каждого из них и жизнь целого народа. И в этом квартете не хватало только одного – дирижера.

— Вы не знаете Кан Ё Хана, — устало выдохнул Га Он. – Даже ради меня он может не согласиться.

— Мне кажется, вы себя недооцениваете.

— Нет, — покрутил головой Га Он и внимательно посмотрел в глаза министра. – Вы не знаете кто такой Кан Ё Хан, — снова повторил он. – На этом балу он может оказаться самым главным монстром. У него отсутствует эмпатия или сочувствие. Он делает только то, что выгодно ему. Даже я не знаю его мотивов. И в конце, может оказаться так, что плясать под его дудку будете именно вы.

— Я готов рискнуть, — смело заверил его министр не думая.

Сын Ги  ухмыльнулся и только Мин Ву понимал, о чем думает сейчас этот паршивец.

ГЛАВА 2. ТЫ МНЕ НУЖЕН

Как и обещали, Га Она доставили домой в целости и сохранности. Хотя, насчет последнего парень готов был поспорить. Он был уничтожен и раздавлен. Юноша бросил свою сумку где-то при входе и прошел, как зомби, в свою комнату и устало упал на кровать. Он не мог больше двигаться и хотел только одного – уснуть и проснуться в Швейцарии в тот день, когда он только прилетел туда. И все изменить и все исправить. Почему, едва он сделал выбор в пользу семьи, его настигла жестокая реальность, которая сама все расставляет по своим местам? Га Он тут же подскочил с кровати, вспомнив, что так и не сообщил Ё Хану и Элии, что он уже в Корее. Предвидя реакцию мужчины, тот наверняка уже подключил Интерпол. Быстро набирая номер Ё Хана, юноша параллельно придумывал историю, в которую бы поверил его любовник. Зная его проницательность, Га Ону надо очень постараться.

—  Я дома, — тут же выдал Га Он, как только Ё Хан ответил на звонок.

— Судя по твоему голосу, ты забыл позвонить?

— Прости, — понуро ответил юноша. – Я так устал, что зайдя домой, тут же свалился на кровать и не заметил, как вырубился.

— Я так и подумал.

— Правда? – удивился Га Он.

— Ну конечно, а есть причины думать по-другому?

— Нет, — резко ответил парень.

— Выспался?

Га Он был готовь умереть, лишь бы отключиться. Перед глазами от усталости и нервов уже плыло и язык начинал заплетаться.

— Немного, — вяло ответил молодой человек.

Он не хотел сейчас разговаривать с Ё Ханом, будучи не готовым к этому разговору. Но нельзя было вот так резко прекращать общение, иначе Ё Хан начнет что-то подозревать.

— Я соскучился, — парень решил, что сейчас уместнее всего было поговорить о чувствах.

— Ты больше не рыдал? – скрывался Ё Хан за маской нарочитого спокойствия.

— А если рыдал, тогда что?

— То больше так не делай. Не хочу за тебя переживать.

— Ты думаешь, я могу это контролировать?

— Надо учиться держать под контролем свои чувства, это пригодится в жизни, — Ё Хан говорил сдержанно и Га Она это немного злило и, если честно, обижало.

— Интересно, где по-твоему этот навык мне может пригодиться?

— Ты судья. Ты должен это уметь.

— Ты сейчас серьезно? Вот это то, что ты хочешь сейчас обсуждать? Может быть, это тебе стоит поучиться выражать свои чувства? – не выдержал Га Он и выплеснул свою злость.

Ё Хан замолчал. Он не знал, что говорить, и вообще был в такой ситуации впервые в жизни. Ему, правда, было неловко.

— Ладно, я тебе потом перезвоню, — быстро проговорил он.

— Стой! — скомандовал Га Он и Ё Хан послушался. – Если тебе так трудно, давай начну я.

Ё Хан продолжал молчать, но трубку не повесил.

— А знаешь, мне тоже нечего сказать, — внезапно осознал Га Он. Настроение было совсем не романтичное и от усталости и жестокой реальности злило все. В первую очередь нерешительность Кан Ё Хана. Но, войдя в положение мужчины, Га Он посчитал, что только он сможет исправить сложившуюся ситуацию. – Тебе ведь не интересно чем меня кормили в самолете?

— Почему? Расскажи, — ухмыльнулся мужчина и был готов на все, лишь бы слышать родной голос.

— Не могу я привыкнуть к другой пище, — жаловался Га Он. — Курица сухая, а в рыбе много костей. И это, между прочим, бизнес класс. Соки у них не натуральные, пришлось все время пить воду, но это не страшно.., — продолжал жаловаться Га Он на то, как прошел его полет. Просто ему надо было куда-то выпустить свой пар. Он говорил простые житейские вещи и было в этом-то что-то трогательное и важное.

Как оказалось, не видя своего любимого, не имея возможности трогать его и обнимать, говорить в этот момент слова любви было трудно и стеснительно, что было очень удивительно, поскольку уж эти двое были максимально открыты друг перед другом. Особенно, после этих двухнедельных выходных. Каждый из них понимал сейчас, насколько глупо их положение, но, видимо, они могут признаваться в любви только во время бурного секса или после хорошей встряски, если оба останутся в живых. Ни у кого из них язык не поворачивался говорить сейчас друг другу нежности, а так хотелось.

— У меня идея, – предложил Га Он, осознав, что ему больше нечего рассказывать, а самого главного он так и не сказал. – Я тебе сейчас напишу.

— Напишешь? – не понял Ё Хан.

— Да, в чат. Так будет проще.

— Хорошо, я жду, — послушно ответил Ё Хан и положил трубку.

Когда казалось бы, что все проблемы позади, когда мужчины уже полностью стали близки и выяснили отношения, убрав между собой все препятствия, которые мешали им сблизиться, между ними возникло стеснение, непримиримое с романтическими чувствами.

Га Он закрыл глаза и тяжело обронил голову на подушку сзади. Ему сейчас было совсем не до романтики, но пока нельзя было выдавать себя и беспокоить Ё Хана. Его надо срочно отвлечь, пока Га Он принимает решение, чтобы сделать следующий шаг. Хотя, какое решение он мог предпринять? Если все уже знали, что Ё Хан жив, значит шантажировать этим министр его не сможет. Или Га Он что-то упускает?

Предложение о возвращении Ё Хана в Корею было очень заманчивым, но разве мог Га Он самостоятельно решать такие вопросы, касающиеся другого человека? Хотелось закричать от непрошеных мыслей в его голове. Что он должен сделать? Как ему правильно поступить? Он снова забыл про любовника, который, наверняка, сейчас ждет его сообщение, а Га Он вновь ушел в тяжелые мысли.

Растрепав свои волосы на голове, он подумал, что это поможет перезагрузиться. Он схватил телефон и просто написал: «Я люблю тебя. Прости, я очень устал, мне надо отдохнуть и набраться сил перед переездом. Завтра тяжелый день в суде. Мне тебя не хватает». Перечитав еще несколько раз и убедившись, что текст выглядит правдоподобно, Га Он отправил сообщение. В ответ пришло скудное: «Отдыхай». Парню это не понравилось, но он ужасно хотел спать и, отложив все свои важные дела на потом, провалился в глубокий сон.

Утром его разбудил будильник. Открыв глаза, он еще несколько минут лежал, уставившись в потолок, слушая навязчивое пиликанье телефона. Наивно было полагать, что надоедливый звук не даст вчерашним мыслям пробраться в голову Га Она. В какой-то момент он даже перестал слышать звуки, а вот мысли четко формировались и пускали корни в его сознании. Он совсем не отдохнул, а думать на тяжелую голову чревато последствиями. Он взял телефон и зашел в сообщения. Пятнадцать сообщений от Элии и ни одного от Ё Хана. Парень открыл переписку с девушкой и на него посыпались претензии на тему: «Почему ты не сдержал обещание и не позвонил?». Га Он только улыбнулся и написал ей: «Доброе утро, Солнышко. Хорошего тебе дня. У меня все хорошо, собираюсь на работу». Уже через минуту от нее пришел ответ, как будто она сидела с телефоном в руках и каждую минуту проверяла входящие. «Какое еще солнышко? Я не ребенок!», — написала она в ответ.

— «Котенок?», — решил исправить ситуацию Га Он. Улыбаясь во весь рот он отправил сообщение девушке.

— «Фу!», — ответила она быстро и, представив ее гримасу сейчас, Га Он в голос засмеялся.

— «Дорогая?»

— «Я тебе не тетя»

— «Любимая?»

— «Это Ё Хану будешь писать»

— «Тогда как?», — Га Он уже не знал, какие еще слова подобрать, чтобы описать Элии его трепетные чувства к ней.

— «Не знаю, придумай что-нибудь оригинальное», — предложила она. А раз предложила, значит ждет… Это хороший знак.

— «Малышка?», — подшутил над ней Га Он.

— «Умереть захотел?»

— «Бандитка! Ты бандитка!», — нашел он девушке точное описание.

— «Ладно, я подумаю…»

Га Он засмеялся в голос и довольный потянулся на кровати. Но, вспомнив, что надо написать Ё Хану, парень опять погрустнел. Почему он не может с ним, как с Элией, свободно обмениваться милыми сообщениями и прикалываться друг над другом? Он на секунду представил Ё Хана, который пишет ему такие незатейливые милые сообщения и Га Он тут же скривился. Нет, надо найти другой способ. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Кан Ё Хан писал ему: «Доброе утро, Солнышко». Нет! Га Он снова посмотрел в телефон и зашел в чат с Ё Ханом. Он долго прикидывал с чего начать и написал просто: «Привет. Я проснулся». Потом удалил, решив, что это слишком холодно и непонятно, с какой целью он это пишет.

«Я всю ночь думал о тебе…», «Ты мне снился этой ночью…», «Мне грустно без твоих объятий», «Я хочу тебя…», «Я безумно хочу тебя…», — все сообщения удалялись незамедлительно и не было ни одного достойного для отправки любимому. Га Он решил, что он придумает позже, как написать, а сейчас пора собираться на работу.

Естественно, он ничего не придумал и ни разу за весь день не списался и не созвонился с Ё Ханом. Но, пока Га Он поставил свою жизнь на паузу, не зная, что ему делать дальше, мир не стоял на месте. В суде его завалили бумажной работой, наверное, в наказание за столь длинный отпуск. Раньше бы он расстроился, но сейчас даже порадовался, есть повод спрятаться за рутинной и подумать о будущем. Стоит ли подавать в отставку, если Ё Хан сможет вернуться в Корею? К тому же, связи и положение Га Она могут помочь в новом деле. «В каком деле?!» — кричал внутренний голос парня. Он даже Ё Хану еще ничего не рассказал. Но Га Он боялся рассказать не потому, что их рассекретили и план судьи Кана провалился. Хотя, это стрессовая ситуация для всех. Больше всего он боялся, что Ё Хан услышит в голосе парня надежду на возвращение того домой. Ему было стыдно, что, как только появился шанс вернуть Ё Хана в Корею, юноша всеми мыслями зацепился за эту возможность и нарушает тем самым свое обещание об отставке.

Все разошлись и юноша остался один в кабинете. Перед ним лежали еще несколько дел, которые надо было внести в базу данных и рассортировать. Он устало упал на спинку стула и засунул руки в карманы. Парень был в белой рубашке с закатанными рукавами, без галстука, который почему-то лежал на его рабочем столе. Он даже не мог вспомнить, когда его снял? Га Он взял его в руки и внимательно стал изучать: какая ткань на ощупь и насколько он прочный. В памяти стали всплывать развратные картинки, где точно таким же галстуком Ё Хан связывал ему руки, рот, да что он ему только не связывал! Молодой человек глубоко вздохнул и сам не ожидал, что с его губ сорвется еле слышный стон. Убегать от этих мыслей было напрасно – Га Он соскучился по Ё Хану. Прошло всего два дня, а парень не мог ни на чем сосредоточится, представляя сейчас, как этим галстуком Ё Хан связывает его руки и берет сзади жадно, жарко, неистово. Он непроизвольно положил руку между ног и погладил себя. Осознав, что он делает, он схватил телефон и решил написать Ё Хану все как есть. Но, уже набирая текст, Га Он понимал, что этот сексуальный бред не стоит отправлять. Он опустил голову на стол и ударил по нему несколько раз. Надо было хоть как-то вырвать себя из плена воспоминаний и желаний, которые все равно не осуществятся в ближайшем будущем. И тут зазвонил телефон. Га Он даже удивиться не успел, сразу же ответил.

— Привет, — выпалил он, словно родители застукали его за просмотром порнофильма.

— Ты чего такой дерганный?

— Обычный, тебе показалось, — как солдат отвечал молодой человек.

— Почему не пишешь? – сразу откровенно спросил Ё Хан.

Га Он запустил пальцы в свои волосы и мучительно думал, что же ему ответить на этот вопрос.

— Меня завалили работой, — нашел единственное объяснение парень.

— Ты же собрался увольняться?

— Это да, но мне нужно передать все свои дела.., — неубедительно говорил Га Он.

— Тебя не учили, что врать нехорошо?

— Я знал, что ты будешь меня во всем подозревать! — накинулся на него Га Он. Действительно, лучшая защита – это нападение.

— Так может, ты мне расскажешь, что с тобой? И не придется выдумывать разные оправдания, почему ты себя так ведешь? – Ё Хан говорил серьезно. И пусть у него не хватало смелости писать нежности любимому, но вот выяснять отношения смелости всегда хватало обоим.

— Я не знаю, что тебе написать, — не сдержался парень. – Что бы я не набирал — все не то. — И хоть это было последнее, что его сейчас волновало, он решил, что хотя бы в этом он не соврет.

— Ты сейчас где? – резко изменил тему разговора Ё Хан.

— В офисе.

— Рядом с тобой никого нет?

— Нет, я остался один, а что? – начинал беспокоиться Га Он и, на всякий случай, оглянулся посмотреть, точно ли он сидит в одиночестве.

— Соскучился по мне? – голос Ё Хана стал ниже и бархатистее. Сейчас, когда Га Он его не видит, такие мелочи сразу бросаются в глаза и, оказывается, это чертовски возбуждает.

— Да, — выдохнул Га Он, отпустив свои страхи. И в этом длинном выдохе было столько искренности, что Ё Хан улыбнулся, представив это скованное тело, которое хотело сейчас просто расслабиться в любящих руках.

— Я всю ночь сегодня не спал. Представлял, как тебя ласкаю, облизываю…

— Остановись, — дыхание парня сбилось и он понял, что возбуждается от голоса и слов мужчины. – Я не могу об этом говорить здесь.

— Почему? Ты сам сказал, что рядом с тобой никого нет. Просто поласкай себя.

— Ты в своем уме?! – возмутился Га Он такому безответственному и дикому предложению.

— Помнишь, как в моем кабинете мы первый раз занимались сексом?

— Я сейчас трубку положу, — пригрозил Га Он, но, похоже, его сопротивление еще больше заводило Ё Хана. Это было слышно в голосе и напоре мужчины.

— Нет, не положишь, потому что тебе любопытно узнать, что я с тобой делал, представляя сегодня ночью в своих фантазиях, — мужчина искушал своего любовника, играя с ним, забавляясь с его чувством стыда, перемешанным с желанием.

— Совсем неинтересно,- держался парень из последних сил.

— Я до сих пор помню на ощупь твой член. Когда пробираюсь рукой в твои трусы и крепко сжимаю его, он дергается мне в ответ.

— Зачем ты меня мучаешь?

— Расстегни ширинку и сам проверь. Наверняка, у тебя уже стоит.

Га Он замешкался на несколько секунд, еще раз огляделся вокруг и убедившись, что он точно один, сделал, как сказал Ё Хан. Он взял свой член в ладонь и тот действительно дернулся, желая продолжения.

— Ты псих, — слегка засмеялся Га Он.

— Твой псих, — поправил его мужчина, — который безумно по тебе соскучился и хочет тебя сейчас трахнуть.

— Что ты со мной делал? – вошел в эту игру Га Он и закрыл глаза, лаская в этот момент себя.

— Я опустился над тобой и жадно стал сосать твой член. Я с ума схожу от твоего вкуса и запаха, — протяжно произносил слова мужчина. — А ты, с каждым разом все сильнее и сильнее, толкался в мой рот. Ты даже не замечаешь, как часто ты это делаешь, потому что в этот момент тебе хорошо настолько, что ты забываешь обо всех приличиях. И мне всегда интересно, что ты представляешь, когда силой притягиваешь меня к своему члену.

— Как ты входишь в меня сзади, — честно ответил Га Он, совершенно не стесняясь.

— И как ты это видишь?

— Он… я… не могу это описать, я просто чувствую, как ты наполняешь меня собой и по телу разливается горячая волна. Настолько горячая, что хочется нырнуть в нее и остаться там навсегда. Когда я чувствую тебя в себе, я… по-настоящему счастлив. И чем сильнее и глубже ты входишь, тем спокойнее мне становится.

— Насколько глубже?

— Насколько это возможно. Я хочу удержать тебя и не выпускать из своего тела. Поэтому, когда ты крепко прижимаешь меня к себе и входишь со всей силы, я сразу хочу кончить.

— Ты мне этого не говорил, — довольный услышанным произнес Ё Хан.

— Я многого тебе не рассказывал.

— Расскажи, — просил еще мужчина. Разговорить Га Она было не так то просто и, если сейчас он так откровенно изливает свою душу, надо этим пользоваться.

— Твоя очередь. Я хочу услышать, что тебя возбуждает.

— Смотреть на тебя, когда ты сгораешь от желания и плавишься от моих ласк. Как ты громко стонешь. У тебя низкий голос, но, когда ты стонешь, он становится немного детским и умоляющим. Это непередаваемые ощущения, особенно, когда понимаешь, что этот стон никто, кроме меня, никогда не услышит.

— Ты единоличник, — улыбнулся Га Он, продолжая медленно водить рукой по своему члену.

— Еще какой, — подтвердил Ё Хан.

— Мне это нравится…

— Знаю.

— Когда ты связываешь меня, — продолжал Га Он, — становится немного страшно, но в тоже время я ничего не могу с собой поделать — меня возбуждает сама мысль, что я в твоей власти. Но, при этом, ты во мне, а это значит, что ты тоже связан мной.

— Хм, ты тоже об этом думал?

— Что ты под моим контролем? Да, и меня это заводит еще сильнее, — признавался парень.

— Когда ты умоляешь брать тебя сильнее, иногда это выходит за какие-то рамки, и я полностью растворяюсь в тебе и не помню ничего, кроме дикого желания. Иногда мне кажется, что я хочу затрахать тебя до смерти, потому что мало, потому что я недостаточно глубоко в тебе. Я хочу слиться полностью и без остатка. Но, как бы сильно я тебя не прижимал, как глубоко бы не входил, ты, все равно, по-прежнему для меня недосягаем. Это приводит меня в ярость и желание обладать тобой только усиливается, — говорил мужчина с каким-то отчаянием в голосе.

— Я чувствую то же самое… Ё Хан, я сейчас свихнусь, это невыносимо терпеть. Я хочу тебя, — умолял Га Он, чуть не плача.

— Ты редко называешь мое имя, — обратил внимание мужчина. – Назови еще.

— Ё Хан… Ё Хан, — повторял имя любовника Га Он и сильнее ласкал себя, сжимая уже изнывающий от возбуждения член.

Хотелось освободиться от этой пытки, но Га Ону этих откровенных разговоров было мало. Даже представляя сейчас, как мужчина берет его властно, со всей силы, как любил Га Он, все равно этого было недостаточно.

— Пожалуйста.., —  продолжал умолять парень.

— Помнишь, как я дал тебе пощечину? Тебе понравилось?

— Да.

— А как засовывал пальцы в твой влажный рот и трахал тебя ими?

— Да.

— Когда ты хочешь кончить, я сжимаю с силой твою задницу и ты стонешь от боли и возбуждения. Но больше всего, я люблю взять тебя за горло и сдавить его со всей силы, чтобы ты перестал дышать, и в этот момент ты смотришь только на меня и только я решаю, что будет дальше. Я продолжаю двигаться еще сильнее, потому что мы уже близко и нам не хватает совсем немного. Я смотрю на тебя и понимаю, что сам не хочу доходить до конца, хочу быть в тебе всегда, но не могу остановиться и с последними резкими толчками отдаю тебе всего себя и отпускаю. И ты, получив свое, наполняясь мной, тоже содрогаясь, освобождаешься от этих чувств.

Ё Хан слышал дыхание парня, он слышал его протяжные глухие стоны и знал, когда тот кончил. Сейчас он слышал сбивчивые возгласы Га Она и было непонятно, смеется тот или плачет. Потом они резко прекратились и остались только глубокие вдохи и выдохи.

— Забери меня отсюда, — в голосе Га Она прозвучала и команда, и отчаяние, и горечь от понимания, что это невозможно.

Мужчина услышал в голосе парня большую усталость. Га Ону срочно нужен был перерыв и отдых. От всего. Даже от Ё Хана. Или правильнее сказать, ему нужен был Ё Хан, который о нем позаботится и на время сбережет его психику и прекратит их изматывающие игры. Га Он дошел до той черты, когда пора остановиться и попробовать пожить просто, как обычные возлюбленные. Но такой возможности у них нет и, судя по всему, не предвидится.

— Ты меня слышал? – переспросил Га Он. – Забери меня, блядь, отсюда! – закричал парень в пустоту.

— Иди домой, ты устал, — не сразу ответил ему Ё Хан. Он не знал, что сказать и как он может поддержать сейчас любимого.

— И все? – разочарованно спросил Га Он.

— Тебе надо отдохнуть.

— Отдохнуть? – засмеялся парень, вспоминая министра с его угрозами и предложениями, вспоминая президента и те фотографии, которые ему показал Сын Ги.

Юноша резко соскочил со стула и вытер салфетками руку, на которой была его сперма. Он, конечно, испачкал штаны и взбесился, что это заметно, а ему еще возвращаться домой. Он привел себя в надлежащий вид и вернулся к телефону, параллельно выключая компьютеры и прибирая на столе документы.

— Все, мне пора, — как отрезал, сказал парень и то единение, которое было до этого между мужчинами, куда-то быстро испарилось. – …отдохнуть, — язвительно добавил Га Он и положил трубку, не дожидаясь ответа Ё Хана.

Уже возвращаясь домой он почувствовал себя виноватым и не понимал, как так вышло, что крайним остался Ё Хан? Нервы ни к черту. Ему захотелось побыстрее оказаться дома и позвонить ему снова с извинениями. Наверняка, Ё Хан места себе не находит и в таком состоянии  может совершить что-то безумное и непоправимое. Но потом он снова злился на мужчину, который вместо слов поддержки просто сказал: «Иди домой, тебе надо отдохнуть». Но разве так разговаривают нормальные люди? Разве этого ждал Га Он? Почему Ё Хан всегда все держит в себе?! Возможно, Га Ону было бы легче, если бы его любимый тоже хоть иногда показывал свои слабости, тем самым позволяя в этих отношениях расслабляться не только во время секса, но и во время разговоров. Га Он понимал, что это невозможно и единственным, кто будет ныть и жаловаться, будет только он. А мужчина в ответ будет закрываться и ретироваться, потому что не позволит себе распускать слюни перед своим любовником.

Пора рассказать Ё Хану о планах министра и будь что будет. Держать в себе и пытаться найти правильный выход  — значит не делать ничего.

ГЛАВА 3. ПРОБУЖДАЮЩАЯСЯ НЕЖНОСТЬ

Га Он подошел к двери своей квартиры и понял, что дверь открыта. Но это невозможно. Парень в таких делах педантичен и никогда бы ее не оставил незапертой. Он моментально стал собранным и осторожным. Га Он быстро прокрутил в мыслях варианты, кто мог так беспардонно ворваться в его жилище и, к тому же, зачем? Первыми на ум пришли министр Ян и Сын Ги. И если министр точно бы не пошел на это вероломство, то вот Сын Ги очень даже вписывался во всю эту картину. Га Ону потребовалось всего несколько часов, чтобы изучить почерк парня. Войдя тихо в комнату, где было совершенно темно, он увидел мужской  силуэт, развалившийся в кресле. Это точно был Сын Ги.

— Можно было предупредить, что ты заявишься в гости, — раздраженно и грубо сказал Га Он, бросая свою сумку на пол и снимая пальто. – Я думал, мы вчера все обсудили.

Га Он включил свет и увидел перед собой совсем не того, кого ожидал. Он забыл, как дышать и от злости рефлекторно сжал кулаки.

— Судья Ким, вы явно хотели увидеть не меня, — надменно и злобно сказал ему мужской голос. Мужчина встал и пошел на парня.

— Не подходи! – выкрикнул Га Он. – Я тебя убью.

— Посмотрим, — сказал мужчина и, схватив парня, хотел прижать к стене. Но, не тут-то было. Га Он резко перехватил его руки и вырвался, вмазав мужчине со всей силы по лицу. Тот пришел в бешенство и крепко схватил вырывающегося парня в свои тиски. – Тише, тише, — успокаивал Ё Хан юношу.

— Зачем ты так со мной поступаешь? – уже не в силах сопротивляться, простонал Га Он.

— Ты сказал, чтобы я тебя забрал. Я не мог не прийти.

— Как ты здесь вообще оказался?! Почему ты мне все время врешь?!

— Успокойся, я не врал. Просто не договаривал. Я не знал, получится у меня или нет.

— Ты мог меня предупредить! – снова стал вырываться молодой человек.

— Нет! – резко сказал Ё Хан. – Почему ты мне не доверяешь?

— Наверное потому, что ты постоянно надо мной издеваешься! – не сбавлял обороты Га Он.

Мужчины так близко стояли друг к другу и в этой перепалке они даже забыли, что буквально еще час назад готовы были душу дьяволу продать, лишь бы оказаться вместе. Вспомнив об этом, Га Он отмахнул от себя все претензии, все равно этот интриган не изменится, и набросился с жаркими поцелуями на Ё Хана. Тот его чуть не съел, прижимая к себе со всей своей силой, которая пробуждалась в нем от большого желания к юноше. Га Он жадно и неистово пожирал мужчину и даже подчинял его сейчас своим потребностям и желаниям, притягивая Ё Хана за волосы к себе. Ему были безразличны реакции мужчины, он хотел и брал то, что по праву принадлежало только ему.

Ё Хан остановился первым и, удерживая лицо парня, отодвинулся от него.

— Нет, — почему-то сказал он.

— Не останавливайся, – умолял его Га Он, требуя продолжения.

— Ты выдохся. Надо остановиться, — пытался вразумить его Ё Хан. — Я хочу, чтобы ты просто отдохнул, я никуда не денусь.

— Заткнись, — не унимался парень. – Ты только обещаешь! Если ты сейчас же меня не трахнешь, я клянусь, я точно тебя убью.

— Вперед, — отпустил его мужчина и расставил руки, показывая серьезность намерений. —  Я не буду сопротивляться, убивай.

Га Он задыхался от злости, от возбуждения и бешенства, что он ничего не может поделать. Он сполз по стене и сел на пол, не в силах больше противостоять никому. Даже себе.

Наступило полное молчание, которое мужчины не могли прервать, переводя дух и подыскивая нужные слова. Никто не хотел ругаться и ссориться, но и кидаться друг на друга в порыве страсти, занимаясь после этого любовью, Ё Хан не хотел. Он пообещал себе сегодня, что не притронется к любимому, как бы тот не умолял, поскольку Га Он кидался из огня да в полымя, уже не соображая, где любовь, а где отчаяние, которое снедает его душу.

— Я вчера был в гостях у министра, — неожиданно заговорил Га Он. – Они знают, что ты жив. Все. Они ВСЕ знают, что ты жив! – закричал парень. Он схватился руками за свои волосы и силой потянул их и встряхнул. Он так делал всегда, чтобы привести себя в чувства.

— Значит, ты не спал вчера?

— Как я могу уснуть? – как-то странно засмеялся парень. Еще немного и у него случится истерика. – Знаешь, что они мне предложили? – Га Он хитро улыбнулся и подняв голову посмотрел прямо в глаза Ё Хана. Тот незамедлительно опустился перед ним на пол.

— Что-то очень заманчивое, я полагаю?

— Очень, — прошептал парень. – Он сказал, что может вернуть тебя в Корею.

Они оба замолчали и только смотрели друг на друга. Им не надо было говорить, чтобы понимать, кто и о чем сейчас думает. Этот молчаливый разговор был куда содержательнее, чем любые слова. Га Он видел, как Ё Хан начинает злиться, но сдерживает себя. А Ё Хан видел безысходность Га Она и его непримирение с тем, чтобы они навсегда покинули родную страну.

— В обмен на что? – нарушил молчание Ё Хан.

— Если ты им поможешь отдать под суд нового президента.

— И что ты ответил?

— Чтобы я не ответил, мы снова в игре, — безнадежно простонал Га Он и закрыл свое лицо ладонями. Потом он резко, как будто очнувшись ото сна, набросился на мужчину с подозрительными вопросами. – Что ТЫ здесь делаешь? Подожди… — недоверчиво смотрел на него юноша. – Ты все знаешь, — это был не вопрос, Га Он понял, что Ё Хан уже в курсе.

— Что я должен знать?

— Ты мне скажи! – не сдержался парень, когда понял, что натолкнулся на очередную ложь любимого человека.

— Что ты вчера был у министра, я узнал только сейчас, — честно ответил мужчина и попытался осторожно дотронуться до Га Она, пытаясь успокоить его своим прикосновением. – Я только знал, что за нами следят.

— И ты мне не сказал? – негодовал Га Он и, резко отшвырнув руку Ё Хана, встал и принялся ходить по комнате. Он почувствовал, что ему нужно пространство. Он снова задыхался.

— Зачем? Чтобы ты паниковал раньше времени?

— У меня сейчас паника! Ты не видишь? Ты хоть понимаешь, как я себя чувствовал вчера?!– парень стоял над Ё Ханом и терял самообладание. Его удивляло поведение любовника и злило, что с ним не считаются. —  Давно? – вернулся он к делу.

— О том, что меня обнаружили, я узнал за день до твоего вылета. Неужели это был подходящий момент, чтобы тебе рассказать? – Ё Хан привстал и пошел на юношу. Он хотел его успокоить и решить эти вопросы мирным путем.

— Для таких новостей нет подходящего момента. Надо говорить сразу, чтобы я был готов.

— Я не думал, что они перехватят тебя так быстро, — Ё Хан хотел обнять Га Она, но тот выскользнул из его объятий.

— Не думал? Да ладно, поэтому ты здесь!

— Я не планировал с тобой встречаться. Не хотел тебя во все это втягивать и принял решение разобраться со всем самостоятельно. Но, после твоих слов… — мужчина ненадолго замолчал, чтобы переждать волнение. – Я не мог не прийти. И, видимо, это было неверным решением, — зло ответил он в конце, как будто обиделся.

— Одна ложь порождает другую, — сказал Га Он, не веря своим ушам.

— Я недоговариваю ради твоего же блага.

— Этим ты себя успокаиваешь – ложь во имя спасения? – засмеялся Га Он, не выдерживая натиска любовника. Он никак не мог пробиться сквозь убеждения мужчины и поменять его мнение относительно себя. — Как ты узнал, что за тобой следят?

— Мой информатор обнаружил.

— И кто за тобой следит? – с подозрением спросил Га Он.

— Министр, как ты и сказал.

— И все?

— Может, ты перестанешь ходить вокруг да около и скажешь, что ты хочешь от меня услышать? – Ё Хану не нравилось чувствовать себя загнанным в угол, особенно Га Оном, поскольку тяжело было противостоять любимому человеку. Еще немного и он выложит все и даже больше.

— Не увиливай. Кто за тобой следит?

— Министр, — четко отвечал Ё Хан, без лишних слов, чтобы не сболтнуть лишнего.

— И все?

— Да. Почему ты спрашиваешь?

— Проверяю, лжешь ты мне или нет.

— И как?

— Лжешь, — подвел итог Га Он, но не расстроился. Он знал, с кем имеет дело, и этот ответ был очевидным.

— Откуда такая уверенность? – Ё Хан пытался переиграть ситуацию в свою пользу.

Молодой судья понял, что разговор предстоит долгий. Он стал параллельно заниматься какими-то житейскими делами: прибирать свои вещи на столе, расставлять книги – ему срочно надо было чем-то занять свои руки, чтобы сбросить напряжение и злость. И эти медитативные занятия успокаивали его и приводили к конструктивному разговору.

— Ты знаешь, — говорил юноша спокойно, — что за тобой следят люди президента. И я уверен, они уже связались с тобой, поэтому ты и прилетел в Корею. Но ты продолжаешь недоговаривать и врать.

— Что тебе сказал министр? – оживленно спросил Ё Хан и схватил Га Она за запястье.

— Я не расскажу, пока не услышу от тебя все, — решительно ответил он и выхватил руку.

— Га Он! Это серьезно.

— Да что ты? А я и не знал, — теперь парень издевался над Ё Ханом, а тот не знал, как выкрутиться из этой ситуации.

— Я не могу сказать тебе больше, иначе, ты будешь в опасности. Поверь мне, — он схватил парня и заставил обратить на себя внимание, не давая Га Ону спрятаться за уборкой.

— Я уже в опасности, — прошипел юноша ему в лицо, — бояться больше или меньше не имеет значения.

— Ты не понимаешь, с какими людьми мы имеем дело, — настаивал на своем Ё Хан.

— Уже наслышан, тебе меня не запугать.

— Какой ты упертый баран! Что у тебя на уме? – встряхнул за плечи мужчина непослушного юношу.

— Либо я в курсе всех НАШИХ дел, — чуть ли не по слогам уверенно ответил ему Га Он. — Либо…

— Ты снова мне угрожаешь?

— А есть другой способ узнать от тебя всю правду?

Ё Хан сорвался и поцеловал любимого. Он уже не знал, как остановить и повлиять на Га Она. Его одновременно и раздражало упрямство парня и восхищала его непоколебимость. Мужчина всю свою злость на любовника вложил в этот страстный поцелуй и это было лучше, чем продолжать бессмысленный конфликт.

— Это все равно ничего не изменит, — немного расслабленно, обмякая в руках любимого, сказал Га Он.

— Знаю. Но так намного приятнее, — крепче прижимая к себе парня, расплывался в своей дьявольской улыбке Ё Хан.

— Я ужасно голоден, — внезапно осознал юноша. – Ты сейчас мне все расскажешь, а я приготовлю ужин, — настоял он.

— Президент Мун Ён Хён предложил мне работать на него, — неожиданно начал рассказывать Ё Хан. Он понял, что упрямство Га Она сильнее его терпения.

— И ты согласился? – с ужасом спросил парень и, освободившись от объятий любимого, сел напротив того, отрезвляя себя и возвращая к серьезному разговору.

— Пока нет. Но я разрываюсь между тобой и Элией. Я не знаю, с какой стороны они нанесут удар, если я откажусь. Поэтому, рядом с Элией всегда Итан, а я примчался в Корею сразу же, как узнал, что в игре появился министр.

— Ты же говорил, что узнал про министра за день до моего отъезда? Почему не предупредил, что собираешься в Корею?

— Ты меня совсем не слышишь, — как с маленьким ребенком начал говорить Ё Хан. – Я не планировал даже встречаться с тобой, ты не должен был знать, что я здесь, — решительно говорил мужчина, а под конец поник, — до сегодняшнего вечера. – Ё Хан подошел к Га Ону и сел рядом.

— Все равно, что-то не сходится, — не верил до конца молодой человек.

— Они хотят использовать меня или устранить. Мне даже Швейцария не поможет, — Га Он чувствовал, что сейчас Ё Хан говорит правду. — Я настолько был увлечен своей местью, что не подумал о последствиях, которые настигли меня сейчас. Не подумал о том, кто стоит выше. Я разворошил осиное гнездо и теперь на поле вышли не клоуны и жадные бизнесмены, а настоящие монстры.

— Ты видел дело об убийстве в интернате? – повернулся к нему Га Он, вспомнив про монстров и жуткие фотографии, которые он никак не мог забыть.

— Да. Ты уже знаком с Сын Ги?

— Я думал, это он пробрался ко мне в квартиру. Бесшабашный парень. А что?

— Тогда понятно, почему ты так говорил, — вспомнил Ё Хан об их сегодняшней встрече. — Он участник этого дела и выходец из того интерната.

Га Он ужаснулся от этой новости. Он не ожидал, что министр или Сын Ги как-то причастны к этому делу. Судья был уверен, что они искали компромат на президента, но чтобы они сами были участниками той страшной истории, Га Он не мог предположить, хоть и понимал, что борцы за справедливость, в лице этих двух мужчин, тоже были жертвами президента Мун Ён Хёна.

— А министр? – с интересом спросил Га Он.

— Двенадцать лет назад он был адвокатом по этому делу и оправдал всех мальчишек, среди которых и был Сын Ги. Их обвиняли в том преступлении. Но, конечно, настоящих убийц так и не нашли, сославшись на то, что это армейские дезертиры в бегах. В общем, дело замяли.

— Мы не можем остаться в стороне!

— Если бы все было так просто, — засмеялся Ё Хан. – Это их война, а мы так – пушечное мясо. Герой не станет героем, пока не появится монстр. Это тебе и пообещал министр. Он понял через кого можно надавить на меня. А вот президент действует по-другому. Если ты видел фотографии жертв, можешь понять, что мы имеем дело с психом.

— Что ты предлагаешь?

— Двойную игру. Но на кону не мое возвращение в Корею, а ваша с Элией безопасность. Корея будет скорее как дополнительный бонус.

— У меня плохое предчувствие, — тревожно произнес Га Он.

— Вот поэтому я не хотел тебе ничего рассказывать. И никто не должен знать, что я здесь. Поменьше крутись вокруг министра, ничем себя не выдавай. Уволиться сейчас – потерять защиту. Ты должен быть на виду! Делай все, чтобы тебя видел народ. Они твоя защита.

— А ты?

— Мне пора встретиться с министром, — задумчиво сказал мужчина. —  Не доверяй никому. Я понимаю, как тебя подкупают эти жалостливые истории, но мы не в том положении, чтобы так рисковать.

— Я понял, — послушно ответил Га Он и Ё Хану даже понравилось, что они могут так открыто обсуждать дела и парень его сразу же слушался.

— К сожалению, часто встречаться мы не сможем, — он повернулся к любимому и провел рукой по его волосам. — Чем меньше ты будешь светиться рядом со мной, тем в большей безопасности ты будешь и так мне будет спокойнее.

— Надеюсь, сегодня ты останешься? – чуть ли не умоляя, спросил Га Он.

— Сегодня останусь, — улыбаясь ответил Ё Хан и, целуя любимого, повалил на кровать. – Ты вроде был голоден.

— Я передумал, — с нетерпением желая продолжения, говорил юноша. – Возьми меня, пожалуйста, — просил он.

— Не могу тебе отказать, — шептал Ё Хан, целуя шею своего любовника. – Но сегодня все будет по-другому.

— Как?

— Я буду брать тебя медленно, спокойно и долго, — приятный голос мужчины убаюкивал.

— Мне все равно, только войди в меня быстрее.

— Отдыхай, я все сделаю.

И Га Он закрыл глаза. Ему было все равно, как они будут заниматься любовью: страстно, быстро или медленно… Он желал просто почувствовать в себе мужчину и отдаться его любви без остатка. Он ощущал, как в него проникает запах родного человека, как знакомые руки ласкают его и гладят именно там, где хотел он. Как дыхание любовника перемешивается с его собственным и это невероятно возбуждает. Легкие поцелуи мужчины на лице Га Она слегка щекочут, но дарят ощущение теплоты и заботы. Ё Хан сейчас совсем другой – нежный, трепетный, осторожный, словно в его руках что-то хрупкое и ценное, что он хочет сберечь и отогреть. Га Он провалился в эту блаженную негу и не помнил ничего, кроме любви переполняющей его через край.

Ё Хан любил не задумываясь. Только потом он будет вспоминать этот нежный секс и умирать от исступления, желая повторить его снова. Он не мог поверить, что легкие прикосновения к горячей коже любимого, неторопливые движения бедрами, могут так сладко томить и сводить с ума. Га Он стонал еле слышно, больше выдыхая, глубоко вновь вбирая в себя воздух. Он был другим, совсем другим. В какой-то момент Ё Хан увидел, как тот довольно улыбается: расслабленно и открыто. Парень, не связанный ничем, мог теперь обнимать в ответ, гладить и прижимать к себе бедра мужчины плотнее, вбирая в себя твердую плоть. Ё Хану нравились его ласки, нравилось, как юноша запускает в его волосы свои пальцы и притягивает к себе, целуя мучительно медленно и откровенно, облизывая его язык и губы. Под конец Га Она пытался ускорить темп, но мужчина не поддался его провокационным движениям, желая измучить любовника своими неторопливыми ласками, растягивая их удовольствие. Они как будто подходили к самому краю обрыва и останавливались, задерживая дыхание, чтобы случайно не сорваться вниз. Как только они удерживали равновесие, их снова тянуло к краю, за которым пустота и свобода. И так, из раза в раз, Ё Хан изводил любовника, все больше распаляя парня, готового вот-вот окунуться в это блаженство. Одно случайное движение, один возбуждающий стон, слетевший с губ Га Она, и мужчины не удержались и сорвались в пропасть наслаждения. Это был самый длинный оргазм в их жизни. Даже Ё Хан не смог сдержать свой протяжный стон, нависая над любовником, чувствуя, как его член пульсирует извергая семя в Га Она.

Они лежали молча, не в силах произнести ни слова. Ё Хан крепко прижимал к себе парня со спины, рефлекторно вжимаясь в него все сильнее и сильнее. Его переполняла любовь к этому человеку и он хотел слиться с ним даже так — крепче обхватывая его руками.

— Помнишь, ты спросил, за что я тебя люблю? – нарушил тишину Га Он и мужчина замер в ожидании. – За то, что ты так сильно любишь меня. Ты мог выбрать кого угодно среди бесчисленного количества людей, но выбрал именно меня. Ты никогда не упрекнешь меня за мои желания, — он внезапно замолчал и, сплетая свои пальцы с пальцами мужчины, крепко сжал их, — ты никогда меня не бросишь.

Ё Хан внимательно слушал парня, уткнувшись носом в его макушку, вдыхая его родной, опьяняющий запах. Он водил носом по его волосам и молчал, только лишь его поцелуй дал понять Га Ону, что мужчина его услышал. Ё Хан думал над тем, что сказал ему любимый. Для него это не было новостью, он знал Га Она лучше, чем тот сам себя. Но он был удивлен тому, как быстро Га Он стал понимать себя, понимать свои чувства и поступки. Возможно, насыщенная жизнь, которая у него случилась после встречи с Кан Ё Ханом, повлияла на это стремительное развитие и Га Он постепенно, раз за разом открывал в себе что-то новое, что-то тайное, что скрывалось внутри него. Осознавал ли сейчас Га Он, что он отчаянно искал родителей в лице мужчины? Осознавал ли он, что не может простить их за то, что они оставили его одного?

— А ты? – нетерпеливо спросил юноша. – Ты за что меня любишь?

Ё Хан перевернул парня к себе лицом. В комнате было темно, только тусклый свет уличного фонаря пробивался в окно комнаты, немного освещая пространство. Мужчина мог разглядеть черты Га Она, который сейчас слегка улыбался. И это было так сладко.

— Ты видишь меня таким, каким я никогда не стану, но все равно терпишь меня, — заулыбался мужчина в конце, поощряя юношу поцелуем.

Га Он ничего не ответил, потому что это была неправда, но Ё Хан до сих пор этого не понимал. Юноша видел настоящего Кан Ё Хана, где, вместе с жестокостью и какой-то циничностью к этому миру, мужчина испытывал большие эмоциональные переживания и был способен на искреннюю любовь. Ему было проще отказаться от души, не замечать ее, чтобы не испытывать невыносимую боль и сохранить себя, в детстве уберегая себя от жестокого обращения отца и предательства, которое с самого его рождения шло рука об руку с жизнью Кан Ё Хана. Га Он не знал, понимает ли это сам Ё Хан и просто прячет от него свои чувства? Или он действительно еще не встретился с этой частью себя, поэтому отвергает ее и не видит очевидного? Но они вдвоем уже давно соприкоснулись со своей истинной природой и медленными шажочками шли навстречу не только друг к другу, но и к самим себе. И даже если они никогда не дойдут до конца, этот путь и есть их любовь, которую они создают.

Дьявольский судья. Книга 3: «Бал монстров»

200,00 руб.

Внимание! Вы покупаете ЭЛЕКТРОННУЮ книгу. Стоимость указана за ВСЮ книгу целиком от начала и до конца. После оплаты вы будете перемещены на страницу для скачивания файлов в 4-х популярных форматах электронных книг: PDF / FB2 / EPUB / MOBI

Поддержите автора, подпишитесь на группу ВК: VK.COM/KAWORUFUN

Описание

ГЛАВА 1. ВРАГ ВРАГА

Парень не сразу понял, что такси, в которое он сел по прилету в Корею, выглядело весьма странным. Но когда ему было замечать такие мелочи, как марка автомобиля, тонированные окна и не очень приветливый водитель, когда Га Он полностью находился в своих мыслях? Он больше действовал по инерции, полностью погруженный в себя. Ему предстоит самое большое дело в его жизни – поменять свою жизнь. Отказаться от привычных принципов, от своего дела, которому он планировал посвятить всю свою жизнь и, ради своей любви, даже поменять страну. Возвращаясь домой, у него было много времени чтобы все обдумать. Он, наконец, понял, что боль при расставании со своей семьей, со своими любимыми, куда тяжелее и невыносимее, чем смена деятельности или проживание в другой стране. Когда ты понимаешь, сколько упущенных возможностей может остаться за плечами, пока ты гоняешься за очередными монстрами, все становится бессмысленным, поскольку смысл у Га Она теперь — его семья.

Уже в пути молодой человек обратил внимание, что такси везет его не домой…

Отзывы (0)
Оплата & Доставка

Как оплатить и скачать электронные книги (инструкция):

1. Переходите в раздел МАГАЗИН и добавляете понравившиеся книги в корзину

2. После добавления товаров в корзину нажимаете ОФОРМИТЬ ЗАКАЗ

3. На странице оформления заказа вы увидите несколько разделов.

Если вы планируете читать автора РЕГУЛЯРНО,  лучше зарегистрироваться на сайте ПЕРЕД ОФОРМЛЕНИЕМ заказа. Вы можете сделать это 2-мя способами:

  • Зайти через вашу учетную запись Google (отлично подходит для телефонов на системе Android) или ВК.
  • Ввести ваши учетные данные ниже (фамилия, имя, телефон и E-mail) и поставить галочку "Зарегистрировать вас?". Тогда сайт создаст вам учетную запись и пароль будет отправлен вам на ваш E-mail

Регистрация на сайте удобна тем, что все купленные вами книги будут храниться в вашем "Личном кабинете" в разделе "Загрузки"

Если вы приобретаете книгу РАЗОВО, то регистрация в данном случае необязательна.

Оплаты на данном сайте проводятся через агрегатора платежей Яндекс: Ю.Касса

4. После нажатия кнопки ОПЛАТИТЬ вы будете перемещены на страницу сервиса Ю.Касса. Выбираете там любой удобный способ оплаты, оплачиваете и после всех операций внизу будет кнопка "ВЕРНУТЬСЯ В МАГАЗИН". Нажав ее, вы попадаете на страницу (см.картинку) успешного завершения заказа.

ВНИМАНИЕ! Файлы книги загружаются прямо с этой же страницы в 4-х форматах:

  • для компьютера: PDF
  • для телефонов, смартфонов и планшетов: FB2, EPUB, MOBI

Программы для чтения книг в формате FB2 можно скачать тут:

Andriod Apple

Для бумажных книг

Оплата на сайте осуществляется через агрегатора платежей Яндекс Ю.Касса.

Доступна оплата VISA, MASTERCARD, MAESTRO, SberPay

Расчет доставки осуществляется при оформлении заказа в зависимости удаленности вашего региона от Центральной России.

Обычная ставка по России в пределах Ростов-Новосибирск не более 150р. При заказе 3-х и более книг стоимость увеличивается.